Реставрация здания привела ко многим открытиям

Многим петербуржцам Воскресенский Смольный собор запомнился только как концертный зал, с интерьерами именно концертного зала – сценой, тяжелыми занавесами, рядами стульев. Но сейчас там все иначе: 25 января 2016-го собор был передан Русской православной церкви (в пользование на 49 лет). Ныне один из красивейших храмов города практически обрел первоначальный облик. Величественный, строгий, уносящийся ввысь.

По старинной лестнице – в бомбоубежище

Но Смольный собор – одновременно и храм-загадка. 2018-й для него знаковый: собору (если считать со времени закладки) – 270 лет. Для Петербурга «стаж» огромный. И треть этого времени собор простоял фактически пустым – то есть не был ни действующим культовым объектом, ни концертным залом. Ну разве что складским помещением. И еще интересная деталь: в судьбе собора играло роль число 87. Собор был заложен в 1748-м, а освящен только через 87 лет – в 1835 году. В 1922 году закрыт – и снова 87 лет между 1835-м и 1922-м. Первый после закрытия молебен был совершен тоже через 87 лет – в 2009 году.

А знакомство журналистов «Вечёрки» со Смольным собором началось с… подвальных помещений, куда мы спустились по старинной винтовой каменной лестнице в сопровождении Романа Катаева, историка, магистра богословия, помощника настоятеля Смольного собора. Лестница, вход на которую за левым приделом храма, тоже необычная: некоторые каменные ступени имеют ребристую поверхность.

И вот мы оказываемся там, где еще не ступала нога ни журналиста, ни туриста. Огромные сводчатые помещения. Настолько внушительные, что создается ощущение: здесь был обустроен нижний храм собора. Нет, исторические данные это опровергают. Здесь когда-то хранили церковную утварь, были погреба. Сейчас здесь идут восстановительные работы. Практически полностью зачищена штукатурка времен концертного зала, сняты коммуникации, и теперь своды приобрели первоначальный облик. Серая гранитная кладка нижней части стен еще помнит Растрелли – создателя первоначального облика собора (интерьер храма в начале уже XIX века был выполнен Василием Стасовым).

Далее – длинный коридор, стены которого еще не зачищены, поэтому выглядят не очень: сероватая штукатурка, провода, остатки плакатов советской поры. Мы подходим к мощной металлической двери. За ней бомбоубежище. Бывшее. От него еще осталась действующая система подачи воздуха. Роман Катаев нажимает на рычаг аппарата, с помощью которого нагнетался воздух, который проходил через многочисленные фильтры. От бомбоубежища остались еще и специфические лампы, которые ныне освещают маленькую трапезную. Здесь порой обедают те, кто помогает восстанавливать храм.

– Пока точно не знаем, что здесь будет. Скорее всего, в части подвальных помещений организуем музей, экспозиция которого расскажет об истории собора и Санкт-Петербурга, – поясняет помощник настоятеля.

Мы не могли не спросить: верно ли, что в Смольном соборе никогда не крестили, не венчали, да и вообще не служили (такая версия гуляет в Интернете)? Оказалось, что нет: храм имел приход, поэтому церковные требы в нем совершались. Службы проводились с освящения храма в 1835 году до его закрытия в 1922-м.

Под светом белоснежных канделябров

По каменной лестнице вверх – и мы в храме. От концертного зала мало что осталось: обращают на себя внимание несколько пронумерованных театральных стульев, дыры от креплений аппаратуры в белоснежных стенах, огромная люстра, которая пока что висит столь низко, что практически касается пола. Ждет своего часа: потолок реставрируется. Кстати, что касается освещения: паникадила (центрального светильника) в храме не было. Потому что Николай I посчитал, что светильник загораживает центральный иконостас. Поэтому обходились светильниками меньшего размера. И – поднимите глаза: по верху собора тянется целая линия изящных белоснежных канделябров (жирандолей). Электричество в соборе, к слову, провели довольно рано: еще в 1902 году.

Замечаешь: левая часть храма белее, чем правая. Так и есть. Реставрационно-восстановительные работы идут своим чередом, и вскоре все будет белоснежное. Часть колонн уже облицована мрамором: как оно и было. Практически полностью восстановлен пол из плиток ревельского песчаника (по нему ходил Николай I). Для этого потребовалось убрать накладной пол концертного зала.

Преобразилась алтарная часть (во времена концертного зала здесь была сцена, гримерки и подсобки). Поскольку было принято решение воссоздать исторические интерьеры, то встал вопрос: каким быть иконостасу? Рассматривались три варианта. Известно, что существовал проект Растрелли, который не был завершен. Был проект Стасова, но не сохранилось сведений, что именно удалось реализовать. Остановились на третьем варианте – на иконостасе по проекту Максимилиана Мисмахера (70-е годы XIX века). Остались его фотографии, иконостас здесь был и после революции, даже до 70-х годов прошлого века.

Доподлинно известно, что по крайней мере одна икона сохранилась. Она называется «Предстательство Богородицы» работы Алексея Венецианова. Оригинал ныне хранится в Русском музее. На иконе изображен и сам Смольный собор.

Храм студенчества

А вот двух огромных фигур ангелов, стоящих возле белоснежных колонн, в соборе никогда не было. Один из ангелов выполнен из дерева – лиственницы, покрыт свинцовыми пластинами, второй – его современная копия. Оригинал когда-то украшал церковь Св. Екатерины на Васильевском (теперь там новый ангел).

Самое главное: Смольный собор и в наше время стал главным храмом студенчества. Исторический факт: Николай I в утвержденном им «Положении о соборе» повелел именовать храм собором всех учебных заведений. В соборе и поныне людно в День святой Татианы. Сюда в этот день приходят сотни петербуржцев и гостей города. В соборе установлен ковчег с частицей мощей святой.

И здесь будут проводить концертные выступления. Прежде всего это касается музыки духовной. Так что каждый из нас сможет послушать под этими белоснежными сводами хорошую музыку.


Фото Татьяны ГОРД

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here