В Российской национальной библиотеке открыта выставка рукописей, писем, рисунков, фотопортретов и других документов, связанных с жизнью и творчеством Ивана Сергеевича Тургенева. На ней впервые в истории представлена часть архива писателя из фондов отдела рукописей РНБ.

Идею выставки можно было бы сформулировать так: великий писатель – тоже человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Эта мысль всегда успокаивает нас, простых смертных, привыкших снизу вверх смотреть на трехметрового бронзового Тургенева, уютно устроившегося на бронзовой скамейке на Итальянской.

Но почитайте его письма! «…Толстой теперь сделался агрономом, хозяином до отчаянности, отпустил бороду до чресл, с какими-то волосатыми вихрами за и под ушами, о литературе и слышать не хочет, журналы ругает с энтузиазмом…» – эта выдержка буквально в нескольких словах рисует великолепный и, по сути, исчерпывающий портрет Толстого начала эпохи его «опрощения». Об Иване Гончарове: «Вторая часть «Обрыва», конечно, лучше первой, но и здесь длинноты нестерпимые. Как только дело доходит до разговоров и рассуждений, так зевота и разбирает». И  все это благороднейшим каллиграфическим почерком.

Увы, Тургенев – талантливейший, но совершенно неблагодарный человек. Вот что он пишет в письме о своем главном публикаторе: «Твоя история с Некрасовым меня нисколько не удивила: он жулик первой величины, но не настолько черствая душа, чтобы не ощущать желания быть с людьми одного с ним времени, одних воспоминаний и стремлений. Он, наверное, искренне был тебе рад, и все же он сукин сын!»

Суть конфликта с Некрасовым до боли проста. Речь идет не более чем о материальном интересе: Тургенев считал, что «Современник» читают и хорошо раскупают только благодаря публикации его гениальных рассказов и что Некрасов платит ему за то недостаточно много. Некрасов же со своей стороны платил Тургеневу больше, чем остальным, выдавая по первому требованию «гения» щедрые авансы. И естественно, недоумевал, чем же Тургенев мог быть недоволен. Тургенев же постоянно шантажировал редакцию «Современника» тем, что будет отдавать свои шедевры конкурентам Некрасова – «Московским ведомостям».

Иван Сергеевич – одновременно честный, но очень пристрастный критик, неравнодушный гражданин: вот его письмо императору Александру II в защиту газеты «Слово» и по поводу готовящегося освобождения крестьянства, в котором он обращается к первому лицу Российской империи не как положено по этикету «Ваше величество», а фрондерски «Всемилостивейший государь!».

На выставке есть, конечно же, письма к Полине Виардо. А вот под стеклом – титульный лист и страницы партитуры оперы Михаила Ипполитова-Иванова по повести «Ася», либретто оперы Владимира Гайдарова и Ольги Гзовской «Накануне», а также раскадровка популярного в начале прошлого века, но, к сожалению, утраченного фильма Владимира Гардина 1914 года «Дворянское гнездо».


Вячеслав КОЧНОВ, фото Татьяны ГОРД

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here