Петербургский историк разбирался в жизни смешанных семей в княжестве Финляндском

В прошлом году Финляндия с размахом отметила 100-летие независимости. Однако фактически Суоми впервые обрела государственность в 1809 году, став Великим княжеством Финляндским в составе Российской империи. Петербургский историк и писатель Алексей ШКВАРОВ в своем исследовании «Когда пришли русские» рассказывает о том, как жили смешанные русско-финляндские семьи в Великом княжестве.

– У вас внушительная библиография, и почти все о Финляндии. Почему так?
– Близкая мне тема. В 2007 году я защитил диссертацию на тему «Маннергейм на службе в русской армии» на степень кандидата исторических наук в Санкт-Петербургском государственном университете. Через некоторое время поступил в Хельсинкский университет, где защитил докторскую. Моим научным руководителем был Тимо Вихавайнен, один из лучших специалистов русско-финской истории.

– Как возникла тема смешанных семей в Великом княжестве?
– Моя работа в университете Хельсинки была связана с русскими гарнизонами в Великом княжестве. Я обнаружил в Национальном архиве Финляндии огромный пласт материалов на русском языке. На их основе я проследил жизнь смешанных семей в Гельсингфорсе, крепости Свеаборг, Або, Фридрихсгамне, Вильманстранде, Нейшлоте с момента появления в этих городах русских гарнизонов и до 1876 года. В 1874 году вышел закон о всеобщей воинской повинности, и солдатам было запрещено жениться во время срочной службы.

Профессор Тимо Вихавайнен пишет, что существовала культурная граница между народами, и преодолевать ее удавалось лишь незначительной части финляндской дворянской молодежи, женившейся на русских барышнях. Однако мне удалось установить более четырех тысяч смешанных семей в указанных гарнизонах. Причем ввиду утраты значительного количества источников, можно предположить, что эта цифра больше в два-три раза.

– Название серии звучит несколько тревожно – «Когда пришли русские»…
– Это из финского шведоязычного фольклора. Для финляндцев история и время разделились в 1809 году – до прихода русских и после.

– Какое отношение было к русским в 1809 году, когда вся Финляндия стала автономной частью Российской империи?
– В течение XVIII века, до возникновения Великого княжества Финляндского, Швеция и Россия воевали четыре раза. Три войны заканчивались полной оккупацией Финляндии. Оккупация – это, прежде всего, психологическая травма для населения. В 30-е годы XIX века казачий сотник Егор Иванов по поручению генерал-губернатора Меншикова опрашивал жителей прибрежных районов Финляндии об отношении к русской армии. Он пишет, что «финские мужчины относятся неприязненно, но женщины – наоборот, очень даже приветливы. Только древние старухи плюются в нашу сторону». Его слова подтверждает Сара Ваклин, одна из первых финских женщин-литераторов, которая писала, что русские военные оказались весьма приятными для финляндских барышень.

– Как финляндское общество относилось к таким связям?
– Небольшое предисловие. Шведское законодательство было практически списано с Ветхого завета, и прелюбодеяние каралось очень сурово, вплоть до смертной казни, даже в случае изнасилования. Во время Северной войны (1700 – 1721) русские войска совершили несколько походов в Финляндию, а с 1714-го полностью ее оккупировали. Часто происходило следующее. Женщина, муж которой долгие годы находился неизвестно где, и непонятно было, жив он или нет, сходилась с русским солдатом и оказывалась беременной. Русский полк менял место дислокации, женщина оставалась одна с ребенком, ее сажали в тюрьму, где она дожидалась ответа из полка, в котором служил муж. Почтальон отправлялся искать армию Карла XII в Польше, в Саксонии или на Украине. Процесс был долгий, почтальон мог погибнуть. Если муж оказывался жив, ее ждала смертная казнь; если муж погиб, ей грозил штраф пять талеров – годовое жалованье солдата шведской армии – и наказание розгами.

После смерти Карла XII казни отменили. Но отношение к подобным связям было сформировано надолго. После ухода русских войск из Финляндии женщины, имевшие связи с русскими солдатами, подвергались остракизму, их дети не допускались в церковь. Чаще всего они скатывались на дно. После 1809 года ситуация, хотя бы внешне, понемногу изменилась, однако за глаза таких женщин осуждали.

– Как законы регулировали смешанные браки?
– В XIX веке были изданы два указа Александра I. Предписывалось брак совершать по православному обряду, женам-лютеранкам веру можно было не менять, но детей в обязательном порядке крестить исключительно в православие. И многие жены сами переходили в православие, учитывая общественное мнение.

– Что побуждало финнок выходить замуж за русских солдат?
– Русский солдат часто был весьма выгодным мужем для простой финляндской женщины. Вопреки распространенным представлениям солдаты в царской России не были безликой и бесправной серой массой. Жизнь у них была нелегкая, но существовали возможности ее улучшить. И финляндки быстро разобрались в солдатской иерархии. Например, в Гельсингфорсе и Свеаборге приблизительно 75 процентов женихов относились или к унтер-офицерам, или к нестроевым, и лишь 20 процентов – это рядовые солдаты. Процентов пять – офицеры и военные чиновники.

– Как командование относилось к женитьбам?
– Всячески поощряло, потому что семейный солдат – сытый, довольный, здоровый, опрятный, дисциплинированный, стремится продвигаться по служебной лестнице, чтобы его семье жилось лучше. Семейный солдат, если не пил, то получал водочные деньги и помимо жалованья разные прибавки на себя, жену и детей. За детей в Финляндии платили 45 копеек в месяц серебром, за год набегало годовое солдатское жалованье.

Солдатские сыновья с рождения относились к военному ведомству и были отличным резервом для армии, потому что они знали только армейскую жизнь и понимали, что надо с детства строить карьеру. Самые умные становились писарями, фельдшерами, аптекарскими учениками, музыкантами, мастеровыми. Это унтер-офицерские чины, на жалованье которых можно было кормить семью. Через 12 лет их содержание удваивалось. Еще через шесть снова удваивалось. Через 18 лет службы унтер-офицер получал шанс выйти в офицеры или чиновники. Некоторые пользовались этой возможностью, но многие отказывались, предпочитая пенсию.

– Солдаты были прикреплены к полкам и подолгу жили в одном месте. Могли они иметь недвижимость и остаться в Финляндии?
– С 1838 года солдатам и нижним чинам разрешили покупать недвижимость в Финляндии, а с 1858 года – получать гражданство Великого княжества. Это не касалось евреев. Стоило финское гражданство тысячу рублей серебром, но военные чины были освобождены от уплаты. Например, старший фельдшер Харитонов из Финляндского кадетского корпуса заплатил 12 марок 55 пенни, чтобы получить гражданство для себя и своих семерых детей. Это примерно 50 рублей на тот момент при его годовом жалованье 100 рублей в год, не считая различных доплат.


Беседовала Ольга РОГОЗИНА. Фотографии из собрания городского музея Хельсинки.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here