Театр Кабуки на сцене БДТ

88

На сцене БДТ идут гастроли одного из лучших театров кабуки Японии «Сётику Гранд Кабуки – Тикамацу-дза». С аншлагом. Ведущие артисты театра Накамура Гандзиро и Накамура Сэндзяку рассказали, что 30 лет назад на сцене БДТ выступал их отец, также актер кабуки. В 1980-е годы состоялись и два больших тура БДТ в Страну восходящего солнца – привозили лучшие спектакли театра тех лет («Мещане», «История лошади», «Дядя Ваня», «Ревизор» и «Амадеус»). В БДТ вспоминают, как Владислав Стржельчик, когда японцы не хотели отпускать наших артистов, окружив автобус, в шутку кричал им: «Солнцы мои!»А первые гастроли в Ленинграде, на которых присутствовал сам Сергей Эйзенштейн, состоялись ровно 90 лет назад, в 1928 году. Нынешний приезд приурочен к этому юбилею и к перекрестному Году Японии в России и России в Японии.

Чем же так привлекает традиционный японский театр российского зрителя? Казалось бы, Япония и японцы – это совсем иной мир, в котором нам мало что понятно, как в жизни марсиан. Но при этом – беспрецедентный ажиотаж. Билеты дорогие, но их сметают практически мгновенно. В Москве – семь вечеров с одной программой из двух спектаклей, у нас – четыре, и ни одного свободного места и лишнего билетика.

По-моему, секрет популярности кабуки в откровенном эстетстве и в практически бесстыдной – в хорошем смысле этого слова – простоте. Театр кабуки прост, как любая архаика, и принципиально консервативен – по сей день, как и в античном театре, все роли здесь исполняют только мужчины. Не потому, что женщины чего-то не могут, а из уважения к традиции. Само слово «кабуки» состоит из трех иероглифов: «ка» – песня, «бу» – танец, «ки» – актерское мастерство. Простой и в то же время волшебный сюжет – и мощный катарсис в конце. В одной из двух японских драм, сыгранных нынче на сцене БДТ, «Кэйсэй Хангонко», повествуется о художнике-заике по имени Матахэй, неудачнике, решившемся от отчаяния свести счеты с жизнью. Особенно трогает зрителя то, что жена художника, не желая оставаться в этом жестоком мире без единственного близкого человека, решает уйти вместе с ним. Эта сцена часто вызывает у присутствующих искренние слезы. Спасает супругов волшебная сила искусства: перед добровольным уходом из жизни художник решает оставить на каменной чаше в саду свой рисунок. И – о чудо! – изображение, вопреки законам природы, проникнув сквозь толщу камня, появляется с обратной стороны. Поражен и сам Матахэй, и его жена, и его учитель, который раньше видел в своем ученике лишь незадачливого недотепу.

Учитель благословляет Матахэя на совершение подвига, и тот, облачившись в торжественные одежды, под барабанный аккомпанемент своей жены Отоку исполняет триумфальный танец.

Простая, красивая и понятная история, но при этом еще и чудесная, как рождественская сказка.

У японцев не принято после спектакля выходить на поклоны, но из уважения к российским обычаям актеры театра под грохот аплодисментов публики не раз и не два возвращались на сцену.


Вячеслав КОЧНОВ, фото ©SHOCHIKU CO., LTD

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here