Училища для детей рабочих и служащих давали отличное образование

«Радость была ходить в эту школу!… было так интересно, что жаль было уходить! Коллекции, лаборатории, кабинеты-музеи… Никаких форм, никакой казенщины! Там же начал учиться музыке. Нина Сергеевна Зволянская впервые вывезла на концерты и привила любовь к самой серьезной музыке» – вспоминал о своей учебе в реальном училище В. П. Кузьминой знаменитый геоботаник и композитор Олег Гребенщиков. В XIX веке в  связи с бурным развитием промышленности активно развивается техническое и прикладное образование. Появляются не только государственные, но и частные реальные училища, которые становятся популярными по всей России.

Первое практическое

Профильное образование в России попытался ввести еще Петр Великий. Именно в начале XVIII века появились первые инженерные и медицинские школы, а также учебные заведения, где дети с двенадцати лет изучали иностранные языки. Причем знания могли получить все желающие, кроме крепостных крестьян, абсолютно бесплатно. Но страна оказалась не готова к такому нововведению. Для слаборазвитой промышленности большого объема среднего технического персонала не требовалось, а дворяне и вовсе достойным почитали лишь классическое и военное образование. Со смертью царя-реформатора это новшество было почти забыто, а школьное обучение постепенно стало идеализированным, кастовым и формальным. В гимназиях основной упор делали на изучение древних языков и отводили на это почти половину всего учебного времени – считалось, что латынь прекрасно развивает ум и память. Оставшуюся половину делили между собой математика, у которой было явное преимущество, и история. Химия и физика давались весьма поверхностно. Детям обслуживающего персонала вход в гимназию был заказан, да и потянуть это обучение они не смогли бы, так как обучение стоило крайне дорого – 100 рублей в год.

«Яичница» и «синяя говядина»

О профильном образовании, которое давало бы ученикам практические знания для успешной адаптации в обществе, вспомнили уже при Николае I, когда Россия вступила на путь промышленного переворота. Предприятия нуждались в большом количестве грамотных специалистов во всех отраслях. Решено было организовать реальные училища. В них большая часть учебного времени отводилась на изучение прикладной математики, физики, химии, черчения и географии. Вместо древних языков реалисты учили два иностранных (английский, французский или немецкий на выбор). Если первые реальные классы открылись в 1830 году в Петербурге при Ларинской гимназии на 6-й линии Васильевского острова, то к началу XX столетия в Северной столице было уже 25 реальных училищ. Конкурс в некоторые был как сегодня в престижный вуз.

В училище могли поступить все желающие от 10 до 12 лет. В основном, это были дети рабочих и служащих. К началу XX века появились даже заведения, где совместно обучали мальчиков и девочек – по тем временам настоящая революция в педагогике. Плата за обучение была значительно ниже, чем в гимназии, – от 60 рублей в год. В некоторых училищах работали фонды «вспоможения» талантливым детям из малоимущих семей.

Однако даже для самых перспективных учеников дальнейший путь был заранее предписан. Высшее образование реалист мог получить только в техническом вузе. В университеты тогда брали только выпускников гимназий. Исключение не было сделано даже для Петра Капицы. Будущий лауреат Нобелевской премии в гимназии завалил ненавистную латынь, и родители перевели его в реальное училище в Кронштадте. Капица окончил его с отличием. Но в поступлении на физический факультет Петербургского университета ему было отказано. Капица поступил в Политехнический институт, где судьба свела его с «отцом советской физики» Абрамом Иоффе, который сразу же взял талантливого юношу к себе в лабораторию. Через несколько лет Петр Капица уже работал в Кембридже вместе с Резерфордом и защитил докторскую диссертацию. Был бы такой же стремительный взлет у будущего академика при другом «образовательном маршруте», остается только догадываться.

Гимназисты и реалисты откровенно недолюбливали друг друга. Первые считали себя аристократами от образования и дразнили реалистов «яичницей» за желтые петлицы на форменной тужурке. Последние, полагавшие, что в гимназиях учатся только заевшиеся мажоры, в долгу не оставались и величали оппонентов «синей говядиной» – из-за цвета форменного мундира. За взаимным обменом «любезностями» нередко следовала драка, которую зачастую можно было прекратить только после вмешательства полиции.

Лучшие из лучших

В 1902 году в Царском Селе открылось реальное училище императора Николая II (сейчас это школа № 500). Очень скоро оно стало одним из самых престижных учебных заведений. Конкурс здесь был десять человек на место. В небольших комфортных классах отлично преподавали не только физико-математические дисциплины, химию и черчение, но и основы законоведения и латынь – для расширения кругозора. Уроки физики у Эраста Цытовича были настолько хороши, что их посещали даже дети Николая II.

В училище были устроены лаборатории, оснащенные всем необходимым, и собраны превосходные минералогические коллекции. С развитием фотографии появляется фотографическая комната. Некоторые уроки, как, например, история, проводились в музеях, а также часто устраивались экскурсии на промышленные предприятия. Поощрялось занятие различными видами спорта. Помимо футбола большой популярностью в Царскосельском училище пользовалась игра в шахматы.

Несмотря на преобладание рациональных дисциплин в реальных училищах большое внимание уделяли эстетическому воспитанию. Рисование, пение, танцы, игра на музыкальных инструментах преподавались на очень высоком уровне. И выпускники реальных училищ впоследствии становились не только отличными инженерами, научными работниками, но и композиторами, искусствоведами, художниками, кинематографистами.


Ирина ТРЕТЬЯКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here