И сотни лет отсчитывая версты…

66

Памятники-указатели вернулись на место после реставрации

Государственный музей городской скульптуры завершил капитальную реставрацию четырех верстовых столбов, расположенных на Петербургском шоссе.

В настоящее время на бывшей Царскосельской дороге сохранилось 13 памятников, на Петергофской – девять. Реставрация верстовых столбов была начата в 2017 году. В общей сложности в 2017 – 2018 годах музеем отреставрированы 13 памятников, пять из них на Петергофском направлении и восемь – на Пушкинском.

Материал был под рукой

Отношение к дорогам, ведущим в царские резиденции, всегда было особенным. Однако своего расцвета Петергофская дорога достигла именно в царствование Екатерины Второй: императрица любила роскошь и путешествовать предпочитала с комфортом и блеском, посему, начиная от лошадей и заканчивая обочинами, все должно было быть идеально. Именно тогда простые деревянные указатели заменили на мраморно-гранитные пирамиды – верстовые столбы, «отсчитывавшие» версты до места назначения: до Царского Села – 24, до Петергофа – 29.

По рассказам иностранных гостей императрицы, путешествие из Петербурга в Петергоф напоминало «прелестный переезд от Парижа до Версаля».

Верстовые столбы, в том числе и на Петергофском шоссе, – уникальная архитектурная форма, состоящая из нескольких элементов. Первый – это гранитное основание, постамент, облицованный мрамором. Далее следует мраморный карниз и округлое гранитное навершие.

– В это время строился Исаакиевский собор – целая коллекция мраморов была под рукой, именно оттуда брали материал и для столбов, – увлеченно рассказывает Екатерина Шишкина, начальник отдела памятников и мемориальных досок. – В это же время архитектор Антонио Ринальди, которому приписывается авторство верстовых столбов, трудился над Мраморным дворцом, где были представлены мраморы всех сортов и наименований.

На самом деле, несмотря на всю свою нарядность и изысканность, верстовые столбы имели чисто утилитарное назначение. Сейчас они, конечно, утратили свою функцию – изменилась и дорога, и их местоположение, да и длина версты не раз претерпевала изменения, но исторической важности монументы не утеряли.

На грани утраты

– Еще в 1980-х было решено, что столбам необходима капитальная реставрация, – рассказывает Екатерина Александровна. – Конечно, был промежуточный ремонт, аварийно-реставрационные работы, текущий уход, профилактика. Но глобальная реставрация так и не началась.

В результате памятники пришли в аварийное состояние, некоторые фрагменты столбов были утрачены, на трех памятниках сохранились лишь три ступени гранитного основания.

Но это только полбеды. Технически воссоздать верстовой столб для профессионалов было не так сложно, возникли проблемы другого плана.

Драгоценный мрамор

– Главная сложность и в прямом смысле камень преткновения – найти правильный материал для реставрации памятников, например, розовый тивдийский мрамор, использованный на элементах верстовых столбов. Он невероятно редкий. Разработки Тивдийского месторождения, которые находились на территории современной Республики Карелия, к концу XIX века по существу были остановлены. В 1902 – 1905 годах из них добыт камень лишь для внутренней отделки Этнографического музея, а в советское время – плиты для облицовки станции метро «Бауманская» Московского метрополитена, – рассказывает Екатерина Александровна.

Единственным решением было направить в Карелию, в район старых карьеров, группу научных сотрудников.

Невероятно, но обломки мрамора обнаружили на частных территориях. Проще говоря, в огородах. Лежавшие в земле чуть ли не полвека, поросшие мхом, они были для реставраторов на вес золота.

И здесь трудности не закончились.

Сначала возникли сложности в нарезке и распиловке материала: мраморные глыбы не удавалось даже поставить на станок, к каждому образцу приходилось делать гипсовый ложемент, чтобы его закрепить. Когда наконец камень начали резать, оказалось, что он внутри рыхлый – слишком долго лежал в земле и подвергался воздействию влаги.

Но и в этой ситуации мастера нашли решение.

Чтобы воссоздать крупные элементы верстовых столбов, специалисты решили использовать склейку: материал пилился на несколько частей и собирался как конструктор на специальные клеи, обеспечивающие невидимые швы.

– Это как шить платье при нехватке материала: приходилось нарезать камень кусками и собирать, как мозаику, – объясняет Екатерина Шишкина.

Для зеркал облицовки и куба с цифрами было принято решение использовать уральский мрамор Макаровского месторождения, по своим характеристикам приближенного к Рускеальскому. Для конусообразного навершия – коричневый гранит Ладожского месторождения.

Но между тем оставался еще один верстовой столб, последний, четвертый, с обозначением «19/10».

Четвертый столб

Все началось с демонтажа и переборки внутреннего фундамента.

– Внутренняя кладка, переложенная в 1990-х годах, была деструктирована: прохудились швы, внутрь попадала влага, в результате перепады температуры буквально разрывали ее на части. Более того, цементный раствор кладки под действием влаги выделял соли, разъедавшие мрамор, – рассказывает Геннадий Погонец, начальник отдела реставрации и реконструкции памятников отдела ДПИ мастерской «Наследие». – Естественно, внутренняя кладка была положена заново, залита раствором.

Далее специалисты занялись непосредственно камнем.

Сначала была проведена расчистка от общих загрязнений: камень был промыт сначала водой, затем – в местах с глубокими загрязнениями – специальными реставрационными составами, мрамору даже делали компрессы, вытягивающие из его структуры грязь.

Далее последовала биоцидная обработка – на камень нанесли состав, уничтожающий грибок, копоть, мхи. Затем, чтобы избежать растрескивания мрамора, реставраторы провели работы по его укреплению: обработали особыми составами, возвращающими камень приближенно к его первоначальному состоянию.

Далее последовал этап консервации: камень пропитали гидрофобом, веществом, защищающим от влаги.

– После всех этих работ памятник приехал на место и был собран, все швы заложили гидроизоляционным раствором, который на долгие годы защищает от попадания влаги внутрь, – поясняет Геннадий. – В завершение всех процедур памятник был обработан биоцидными и гидрофобными составами, позволяющими камню находиться на улице в агрессивной среде: благодаря им загрязнения не проникнут в его структуру.

Благодаря опыту, полученному при воссоздании предыдущих трех столбов, команда реставраторов справилась с работами по четвертому монументу всего за два месяца лета.

Мастера дают на свою работу гарантию – пять лет, а при должном уходе, то есть при профилактической промывке и мониторинге, памятники простоят долго.


Фото Музея городской скульптуры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here