Новое произведение Александра Сокурова – это не кинолента, а что-то более непривычное. «Go. Go. Go» – видеоверсия спектакля по пьесе Иосифа Бродского «Мрамор» и по некоторым другим его произведениям. Премьера спектакля состоялась в 2016 году в Италии, в городе Виченце, на сцене Театра «Олимпико», который построил великий архитектор Андреа Палладио в XVI веке. Видеопремьера же прошла здесь, у нас. Но идеальной рифмы не получается: не в «итальянских» частях города, а в Новой Голландии – в рамках первого Санкт-Петербургского международного книжного фестиваля «Ревизия».

– Возможность поучаствовать в мероприятии, посвященном книгам, я воспринял с благодарностью, потому что литература – тот вид искусства, который нуждается в поддержке даже больше, чем кино или театр. При этом литература занимает главное место в развитии общества. Ее нельзя оставлять без помощи, – рассказал Александр Сокуров на творческой встрече с журналистами. – Но, конечно, устроить это было непросто. От спектакля на сцене до этого дня пройдена большая дорога. Театр «Олимпико» – это единственный в мире крытый театр античного образца, сохранившийся настолько хорошо. Это театр-музей. И поскольку я люблю музеи, работать там для меня было большой честью. И одновременно большим мучением: лишнего шага там не ступить, количество актеров на сцене жестко ограничено… Мы, правда, нарушили это правило, вывели на сцену много десятков итальянских актеров. Сделать теат­ральный спектакль куда сложнее, чем снять кино. Кинорежиссура – это арифметика. Театральная режиссура – высшая математика. Через нее стоит пройти всем кинорежиссерам, чтобы умерить гордыню.

По словам Александра Сокурова, у него сложные отношения с театром, сплошь состоящие из неудач. Он пробовал поставить несколько опер в России, но с ними не складывалось, их закрывали по разным причинам. В Италии, рассказал режиссер, ситуация с театром гораздо более драматическая, чем у нас: только два оперных театра, кажется, финансируются государством. В остальном – это небольшие труппы, спектакли идут месяца три – и следов не остается.

– Но стране, которая всегда относилась ко мне с нежностью и доверием, очень хотелось сделать подарок, – добавил Сокуров. – При этом я стремился привнести туда и российское качество. Бродский – это наша фигура, и ему, слава богу, удалось не раствориться в Мировом океане, он остался русскоязычным персонажем. Но в спектакле звучат его стихи, которые с большой нежностью были переведены на итальянский язык. Весь спектакль – фантазия на тему жизни и творчества этого великого человека.

В течение первых трех показов спектакль снимался на несколько камер. Затем уже в России запись была смонтирована. И сейчас, по словам режиссера, ему не стыдно за то, что увидят зрители, он уверен, что это будет интересно смотреть и слушать.

– У спектакля долго не было окончательного названия, – добавил Александр Николаевич в ответ на неизбежно возникающий вопрос: «А почему не «Мрамор», а «Go. Go. Go»?» – Поиски шли параллельно с процессом постановки. Мне кажется, что работа всегда сама ищет свое название. И в конце концов я остановился на этом английском. Это воплощение динамики спектакля. Спектакль – это попытка публично поговорить о схватке варварства и цивилизации в современной жизни. Эта борьба существует по-прежнему. И от возвращения варварства ни одно общество сегодня не застраховано. Всегда есть угроза обрушения цивилизации. Поэтому – «Пошел, пошел!», «Давай, давай!», «Go, go!». Это сила сопротивления.


Фото spettacolinews.it

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here