В этом году отмечается 60-летие начала первых системных спелеологических исследований в нашей стране. К этой дате приурочено создание Российского союза спелеологов. О развитии движения в нашем регионе «Вечёрка» попросила рассказать Антона ЮШКО, секретаря комиссии карстоведения и спелеологии Петербургского отделения Русского географического общества.

Большую часть своих исследований спелеологи проводят во мраке и тишине, вдали от общественного внимания. Подземные новости оказываются на страницах СМИ только в случае трагических событий, как это случилось недавно в Таиланде, где в пещере затерялась и потом была спасена группа детей. Кстати, у нас в Петербурге есть сообщество спелеологов-спасателей.

Последний всплеск интереса к работе спелеологов в России был совсем недавно, и связан он был с сенсационным открытием, когда во время строительства трассы «Таврида» в предгорьях Крыма была обнаружена гигантская пещера доледникового периода.

– Безусловно, эта пещера, найденная в июне неподалеку от поселка Зуя Белогорского района Крыма, абсолютно уникальная. Я на днях разговаривал с Геннадием Самохиным, председателем совета Российского союза спелеологов, который возглавлял группу исследователей. Самая последняя информация – протяженность пещеры минимум полтора километра, а не один километр, как сообщалось ранее. Это расстояние уже разведано, но, возможно, выяснится, что пещера тянется и дальше. Возможно – по другую сторону строящейся автомагистрали. Но и сейчас очевидно: это будет самая длинная пещера в предгорьях Крыма. Ранее титул самой длинной пещеры предгорий Крыма носила Таврская пещера, протяженность которой всего полкилометра.

– В чем уникальность новой пещеры?
– Она представляет собой галереи, соединенные между собой переходами-лабиринтами. То есть это поистине гигантский природный объект! «Залы» имеют высоту до 12 метров, ширину до 8 метров. Пещера уникальна тем, что была фактически тысячелетиями законсервирована естественным образом. Пока что в ней найдено огромное количество костей древних животных, в том числе предков мамонта. Есть данные о том, что в ней, возможно, было логово древней гигантской гиены. Одна из последних находок позволяет предположить, что там обитали пещерные медведи.

– А следы древнего человека найти удалось?
– Это же самое интересное – найдены кости животных, расщепленные по лучу. Значит, здесь были люди, пытавшиеся создать орудия труда, что соответствует и находке кремниевых расщепов. Но пока это только предположение. Поэтому сейчас главная задача спелеологов – найти главный вход в пещеру. Ибо люди обычно обитали неподалеку от главного входа. Именно там нужно искать древнюю стоянку, которая, возможно, перевернет наши представления о развитии человечества.

– Будут ли ученые из Петербурга участвовать в исследованиях пещеры?
– Без наших спелеологов не обходится сегодня ни один крупный проект. Назову в качестве примера изучение лабиринтов Пинеги в Архангельской области, многолетнюю исследовательскую программу в пещере Шульган-Таш в Башкорстане. Из новых тем – подземные сооружения горы Афон в Греции. Конечно, петербуржцы будут изучать и новую крымскую сенсацию. Сейчас решается вопрос с улучшением вентиляции пещеры, поскольку спелеологи стали задыхаться в галереях, которые тысячи лет не проветривались. Работы будет много. Например, – СМИ об этом не писали – там найдены большие (до 10 сантиметров толщиной) слои «лунного молока» – уникального особого пещерного налета, состав которого говорит о многом для исследователей.

– Какая судьба ждет пещеру у магистрали «Таврида»?
– Ученые считают, что там логично создать научный карстово-спелеологический стационар с туристической инфраструктурой. Нет сомнений, реально будет большой турпоток. Ведь интерес россиян к Крыму только растет. Понятно, что строительство автомагистрали «Таврида» тоже претерпит изменения. Трасса не пройдет по пещере. Нужны либо развязки-эстакады, что предпочтительней для туризма, либо строительство дальнейшей трассы в обход.

– А наш регион может похвастаться такими уникальными природными объектами?
– Да – если мы говорим о создании экологических маршрутов, экологических троп. Чтобы рассказывать не только о красотах и загадках пещер, но и о сохранении ее экологического равновесия, прививать людям навыки бережного отношения к природе.

Достаточно близко к Петербургу находится около сорока пещер! Есть естественного происхождения, есть и искусственного. Это заброшенные шахты, штольни, штреки, форты и им подобные сооружения, в которых есть подземная часть.

Но… Пещеры могут быть и там, где их не ждут. Например, в апреле этого года мы со спелеологом Олегом Минниковым обследовали тектонический провал на вершине горы Воттоваара в Карелии. Собираемся туда опять – искать в окрестностях горы гроты и тектонические трещины, особенно в районе загадочного озера Пизанец. Уверен, что будут уникальные находки.

– А куда уже можно приехать туристам?
– Пока что как о широко известных туристических объектах можно говорить о Рускеале и Саблине. Что касается мраморного каньона Рускеала, то с прошлого года после соответствующего обследования экспедиции Русского географического общества там открыты и подземные маршруты протяженностью от пятисот метров до полутора километров. На очереди – превращение в туробъект каньона Рускеала-2, правда, априори не имеющего подземной части. Что касается Саблина, то там открыты для посещения пещеры с одной стороны реки. Программы разные, в том числе и для детей – интерактив по мотивам «Алисы в Стране чудес», «Сказов Бажова». Вообще сейчас ставится задача по созданию в России научно-экскурсионных площадок на базе пещер. Это целый проект, который сейчас в разработке, и наше региональное отделение в нем участвует.

– Какие подземные объекты могут быть превращены в туристические?
– Экомаршрут мог бы включать посещение пещер Сокалинна и Колилинна в Выборгском районе Ленобласти. У одной из тамошних пещер – сложная конструкция, напоминающая горную выработку. Похоже на то, что пещеры имеют все-таки естественное происхождение, но их отдельные части модифицированы человеком. Пещеры в течение нескольких столетий использовались как культовый объект. Но есть версия, что в пещерах люди обитали с древнейших времен.

Второй объект – подземелья форта Ино в том же районе. Это уникальный объект, ставший достоянием общественности относительно недавно, после того как с форта ушли военные. Никакой радиации, как пугают некоторые, там нет. Это неоднократно проверялось в ходе экологических экспедиций. Подземелья – красивейшие, там сталактиты больше пятнадцати сантиметров высотой. Я считаю, что маршрут в данном случае может быть комплексным: и подземная, и надземная часть. Более того, усилия города и области могли бы быть объединены в создании этого маршрута.

Третьей возможной точкой я назову Староладожские пещеры. И такой проект уже есть.

Очень интересен остров Гогланд с его подземельями и наземными лабиринтами. Интерес у потенциальных экотуристов большой, но там проблема: чтобы попасть на остров, нужны определенные разрешения на плавсредства.

К следующему году должна быть сформирована дирекция национального парка «Ладожские шхеры». Это создаст предпосылки для разработки новых маршрутов, в том числе подземных.

Возможен новый маршрут по Карелии – «Дорога горных промыслов». Это Сортавала, Питкяранта, Лахденпохья.

– Интерес к подземному туризму очень большой. Почему же объекты вводятся так медленно?
– Понимаете, здесь главный вопрос в том, чтобы открыть новые подземные маршруты грамотно. Понятно, что во главу угла ставится безопасность туристов, то есть все должно быть обследовано, сделаны официальные заключения. Но не только это. Нужны инвесторы. Пещеры должны быть оборудованы подсветкой, настилами и прочим, должна быть налажена инфраструктура вокруг, чтобы были туалеты, кафе, сувенирные киоски. Должен вестись постоянный мониторинг за состоянием пещер. Как только туризм начинает угрожать экологическому равновесию, вход в пещеры необходимо ограничивать. Это очень сложные моменты.

Но все достижимо. Приведу пример маршрута «Подземная Рускеала». Работы по его созданию велись более восьми лет. Начиналось все с исследований. Проводили их активисты Русского географического общества. Нам помогали вводить его в эксплуатацию ведущие спелеологи с мировым именем. Одним из них был упоминавшийся Геннадий Самохин. Маршрут постепенно превращается в творческую и научную лабораторию современного туризма. Маршрут принял более тридцати тысяч туристов при стоимости билета более одной тысячи рублей. Это реальная, полновесная экономика. Проект существенно повлиял на интерес к парку и Карелии в целом, стал визитной карточкой Северного Приладожья.

Главное его преимущество – всесезонность. При его создании использованы самые современные технологии: особые наплавные дорожки, полимеры, светодиодный управляемый свет со слаботочной безопасной проводкой, особые акустические решения.

То есть разработка подземных маршрутов – это сложное дело, возможно, более трудное, чем маршруты надземные.


Фото предоставлены РГО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here