Александрийский столп вымыли сверху донизу

Кому-то просто повезло… Жители города и туристы, гулявшие по Дворцовой площади, удивленно смотрели, как к вершине Александровской колонны устремились две пожарные лестницы невероятной длины. Туда же, к ангелу, тянутся шланги. Периметр огорожен, тарахтят компрессоры… Время от времени сверху срываются капли, кто-то даже раскрыл зонт: но это не дождь, а брызги от водяной пушки – там, на высоте 45 метров, несмотря на крепчающий, почти штормовой ветер, реставратор Павел Голубков бережно моет (впервые за последние 15 лет) фигуру ангела, венчающего Александровскую колонну.

Известно, что обследование фигуры ангела проводилось в 2002 – 2003 годах – во время реставрации Александровской колонны. По словам председателя КГИОП Александра Макарова, ссылающегося на исследования, проведенные в ходе той реставрации, ангел и колонна простоят еще 400 – 500 лет и даже выдержат землетрясение силой в шесть баллов.

С того времени никто не поднимался на верх колонны. Эта процедура технически сложна и опасна. Но специалисты, ежегодно проводящие обследование объекта с помощью камер квадрокоптеров, пришли к выводу, что пора городского ангела-хранителя помыть. Для этого были задействованы две мощнейшие пожарные вышки, предоставленные МЧС.

Несмотря на то что работы проводятся на головокружительной высоте, технология точно такая же, как и для более «приземленных» памятников. Промывка поверхности осуществляется по специальной методике, разработанной Музеем городской скульптуры.

– На поверхность наносится нейтральное моющее средство: оно добавляется в воду, взбивается до образования пены, наносится на загрязнение, а затем смывается распыленной струей воды, – рассказывает руководитель службы по текущему уходу и содержанию памятников Музея городской скульптуры Екатерина Макеева. – Это специальное реставрационное средство, имеющее нейтральный уровень pH.

По сути, памятники у нас моют чем-то вроде концентрированного детского мыла. Такой состав работает безотказно и при этом не портит поверхность. Более того, музейщикам удалось разработать средство столь универсальное, что оно успешно применяется для мытья бронзы, гранита, мрамора, известняка – то есть совершенно разных материалов.

Почему же памятник все-таки моют впервые через столько лет после реставрации? Оказывается, немалую роль играет местоположение объекта.

– Обычно сильнее всего загрязняются памятники, которые стоят рядом с травой, почвой, водоемом, в местах кормления птиц, – объясняет Екатерина Макеева. – Здесь памятник стоит на открытой площади, где нет всех этих нюансов.

Но на высоте птичьего полета знаменитый памятник намного сильнее подвержен атмосферным влияниям. Именно поэтому во время помывки скульптуры с ее поверхности взяли маленькие соскобы патины.

– Патина – это результат окисления металла на открытом воздухе, – поясняет Макеева. – Она может быть «хорошей», но иногда в ней появляются хлориды – и происходит разрушение поверхности металла.

Для того чтобы определить, не начался ли подобный негативный процесс, специалисты берут образец патины – соскабливают ее аккуратно скальпелем, без повреждения поверхности металла. Дальше проба отправится в специальную лабораторию, где анализ покажет химический состав. Полученные образцы будут переданы лабораториям Эрмитажа, которые и займутся исследованиями.

Пока сотрудники МЧС проверяют лестницы и следят за силой ветра, я беседую с Павлом Голубковым – сотрудником Музея городской скульптуры, реставратором первой категории. Именно он отправится на высоту мыть ангела. Павел работает уже около десяти лет, имеет специальное разрешение на высотные работы. Обелиск на площади Восстания, Нарвские ворота, Медный всадник, Румянцевский обелиск на Васильевском острове, монумент «Мать-Родина» на Пискаревском мемориальном кладбище – это все его постоянные «подопечные», которых каждый год он моет и консервирует – вручную покрывает слоем специального защитного воска. Голубков считает, что состояние петербургских памятников за последние годы улучшилось. Это заметно в первую очередь по бронзе – там, где она законсервирована, металл блестит, памятник имеет парадный вид. В других городах он часто видит недочеты: там бронза сухая, не блестит.

Так как же моют скульптуры столь высокого полета?

– Да, высота немалая, но все понятно, – спокойно рассказывает Павел, деловито проверяя снаряжение. – Порядок действий прост: наносим спецсредство, размыливая его кистью. Через пять минут оно размягчает загрязнения. После начинается смывание водой с помощью мини-мойки высокого давления.

И вот лестница уносит реставратора-высотника под самые небеса: слышно шипение воды, сильный ветер разносит брызги по площади. Промывка осуществляется со всех сторон, моют также саму колонну и барельеф. Спустя почти три часа изнурительной работы с небольшими техническими перерывами, только ступив с площадки на землю, Павел говорит со мной совершенно спокойно, хотя видно – труд дался ему нелегко.

– Памятник сверху загрязнен птичьим пометом, крылья целы. Специальной насадкой удалось удалить грязь даже с головы скульптуры, – рассказывает он, стягивая резиновые перчатки.

Так как же это было? Как это – мыть скульптуру высоко над городом?

– Был очень сильный ветер, у вышки постоянно срабатывали датчики, сотрудники МЧС очень боялись задеть памятник, – вспоминает Павел. – И еще неудобно было брать сами пробы – их сдувал ветер. Удалось взять пробу из-под кудрей ангела – там патина была хорошо видна. Кажется, что фигура словно прикрывала меня от ветра своей рукой.

– И как же чувствует себя наш ангел? – интересуюсь я напоследок у усталого Голубкова.

– Ангел в отличном состоянии, микротрещин не наблюдается. Прогноз позитивный.


Фото Лидии ВЕРЕЩАГИНОЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here