В Царском Селе открылась выставка, посвященная 200-летию со дня рождения Александра II

Экспозиция не отличается эффектным кураторским жестом. Главные «действующие лица» здесь – пространство и размещенные в нем предметы, значительная часть которых находилась в этих залах при императоре. «Наконец я дома, Боже мой!.. какое счастие видеть места и людей, сердцу милых», – воскликнул юный наследник, въезжая в Царское Село после своего первого заграничного путешествия.

При Екатерине II в Зубовском флигеле поочередно жили ее фавориты; название, собственно, он получил по фамилии последнего из них, Платона Зубова. А много позже, после того как правнук Екатерины будущий Александр II обвенчался с будущей императрицей Марией Александровной, здесь разместились его жилые апартаменты. Как заметила замдиректора ГМЗ «Царское Село» Ираида Ботт, его специалисты, выбрав для временной экспозиции эти залы, хотели активизировать «память места». Выставка лишена намерения подробно представить царя Освободителя как личность, собрать его портрет государственного деятеля: избран камерный и домашний взгляд на него.

Интерьеры Зубовского флигеля, пострадавшие в Великую Отечественную войну, пока не воссозданы, но уникальные предметы экспонированы, конечно, не в голых стенах. Залы оформлены таким образом, чтобы посетители могли мысленно реконструировать интерьеры. Так, бывшая приемная Александра II позволяет представить, как выглядел Лионский зал Екатерининского дворца. Здесь выставлены предметы из ценнейшего лазуритового гарнитура, подаренного Александром II супруге на серебряную свадьбу, висит картина Феличе Скьявоне «Смерть Рафаэля», купленная будущим императором в Италии и украшавшая Лионский зал, а неровно подсвеченные желтые стены отдаленно напоминают о переливающемся золотистом шелке того зала.

Азиатская комната была украшена в восточном духе: здесь стояли диваны с бархатными подушками, курильницы, в центре бил фонтанчик. Отделка утрачена, но вообразить себе тот экзотический интерьер помогает его распечатанное изображение (соразмерно увеличенное), которым «обиты» стены. В витринах – восточное оружие конца XVIII – XIX веков из коллекции, принадлежащей императору. Раньше оно было развешано вдоль стен на восточных коврах.

Один из ключевых залов – кабинет, где император подписал ряд важных документов, здесь проходили и заседания Комитета по освобождению крестьян от крепостной зависимости. Взамен утраченной в войну мебели – мебель, предоставленная московским музеем-усадьбой «Останкино», из кабинета Александра II в Останкинском дворце. На столе – статуэтки, стоявшие в кабинете Зубовского флигеля при императоре, в кресле – его портфель.

Вряд ли экспозиция заинтересует любителей сюжетной живописи: картины, украшающие интерьеры, – в основном портреты членов царской семьи и военных в форме. Но есть такой уникальный экспонат, как альбом «Формы русской армии». Он состоит из 152 листов собственноручных рисунков и акварелей… Александра II, сделанных им во время работы над военными формами. Можно увидеть и военные головные уборы и мундиры, принадлежавшие императору. В бывшей штандартной выставлено необычное полотно Иоганна Швабе «Любимцы императорской семьи», изображающее собак одиннадцати пород и обезьянку. В императорском доме всегда держали собак, и «портреты» их заказывались известным живописцам.

По иронии судьбы в приемной, где частично выставлен гарнитур, подаренный императором Марии Александровне на 25-летие семейной жизни, в витрине есть экспонаты, имеющие отношение к Екатерине Долгоруковой, фаворитке, а затем и жене Александра II. Как раз накануне серебряной свадьбы, в 1865 году, начался роман 17-летней Долгоруковой и императора, годившегося ей в отцы. Стены Зубовского флигеля, кстати, помнят об этом романе. От многолетнего союза родились дети. Но только после смерти императрицы в 1880 году Александр II смог вступить с Екатериной Михайловной в морганатический брак, не выждав положенный год траура.

Тайное венчание состоялось в Екатерининском дворце. Долгорукова получила титул светлейшей княгини Юрьевской. Но счастье молодоженов длилось недолго: в следующем году император погиб от бомбы, брошенной террористом. Известно, что в знак скорби она положила в гроб в руки погибшего мужа свои срезанные роскошные волосы… Вскоре вдова покинула Россию вместе с детьми. В витрине приемной выставлены: письмо императора Долгоруковой от 1868 года и фарфоровая тарелка с гербом светлейшей княгини Юрьевской и князей Юрьевских.

На торжественном открытии выставки говорилось, что царь Освободитель, не будь он убит террористом, наверняка свершил бы еще немало дел, этапных для страны, и получил бы неофициальный титул «Великий» – наряду с Петром и Екатериной. Прапраправнук Александра II Пол Эдвард Куликовский, приглашенный на открытие, процитировал историка Василия Ключевского, заметившего, что этот император «не хотел казаться лучше, чем был, и часто был лучше, чем казался».


Геннадий ДОРОШЕВ, фото пресс-службы ГМЗ «Царское Село»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here