Премьера театра комедии вышла под названием «любовь. нью-йорк. и… вуди аллен»

Вообще-то пьеса Вуди Аллена (а знаменитый кинорежиссер, актер и продюсер, четырехкратный обладатель премии «Оскар» известен и как драматург, и как писатель) называется Central Park West. Но речь в ней идет о психологии семейных отношений, а действие происходит в респектабельном районе Нью-Йорка, так что слова «любовь» и «Нью-Йорк» на афише призваны, похоже, привлекать внимание – как и звонкое имя автора.

Цинизм и эксцентричность – вот основные черты характера, которыми наделена четверка главных действующих лиц, людей взрослых и состоятельных. Появляется, впрочем, и юное создание, забавное и не по годам праг­матичное. Но у этой 20-летней прелестницы Джульет в кокетливой юбке-пачке и с принтом «Love» на футболке вся жизнь и все шутки-шпильки еще впереди: их еще надо выстрадать.

В центре же истории о превратностях судьбы с намеком на детектив – модный и успешный психоаналитик Филлис (Елена Руфанова). Благообразная дама, карьеристка, знающая себе цену, по натуре идеалист. Мы застаем ее в полном отчаянии: она случайно узнала, что ей изменил муж – преуспевающий адвокат Сэм (Николай Смирнов). По ходу пьесы выясняется, что согрешил этот лоснящийся господин не только с подругой своей жены – Кэрол (Елена Мелешкова). Он вообще давно неравнодушен ко всему, что движется, и перебирает партнерш в поисках новых ощущений и стремлении начать все сначала.

Город, воспетый в бродвейских мюзиклах и голливудских кинолентах, звучит узнаваемыми джазовыми композициями (музыкальный оформитель – Владимир Бычковский), присутствует как бы незримо и глядит глазами-окошками небоскребов со всех сторон (художник по свету – Анастасия Кузнецова). В дизайне квартиры главной героини скомбинированы лофт и хай-тек: дорого-богато, но не кричаще (сценограф – Михаил Бархин).

В костюмах от опытнейшего театрального художника Ирины Долговой характер персонажей проявляется с ходу и в самую точку. Так, доктор Филлис во время сеанса психоанализа, он же – расследование преступлений, совершенных ее неблаговерным, одета во все черное – будто бы это, как писал Чехов, траур по ее жизни. Отсыл к русскому психологическому театру присутствует и в рисунке роли Филлис – Руфановой: она то и дело бросается танцевать бешеный рок-н-ролл, показывающий, как муторно на душе у женщины, столкнувшейся с внезапным предательством. Она привыкла выслушивать своих пациентов, поэтому умело провоцирует всех «поговорить об этом», но раскрывает душу и сама, используя популярный прием психоанализа – проговаривать проблему. Поступки и речь ее олицетворяют термин «профессиональная деформация»: перед лицом личной трагедии героиня истово пускается в воспоминания и принимается разбирать ситуацию. В бешенстве она рвет и мечет (буквально – рвет бумаги и разбрасывает их), пьет горькую и не стесняется в выражениях. А вспоминать ей охотно помогают все участники любовного многогранника. Едва начав исповедоваться, они уже не могут остановиться, пока не облегчат душу, выложив все до мельчайших подробностей.

Наряды молодящейся 50-лет­ней Кэрол, которая испытывает очередной кризис самоидентификации («закомплексованная девка, клубок нервов, истеричка и хищница»), пестрят попугайско-канареечным окрасом, контрастируя с почтенным возрастом дамы. Высокая, стройная, с лицом клоунессы и фигурой фотомодели, Кэрол – Мелешкова одновременно изящна и несуразна в полосатом платье, косматой невесомой шубейке, длинных перчатках до локтя, шляпке-заколке и босоножках на высоченном каблуке, что вкупе делают ее похожей на кривоватый детский рисунок.

Ховард (Сергей Романюк) – добропорядочный муж Кэрол – очкарик, рохля, писатель-неудачник. Его тоже предали, ему тоже изменили, и он тоже спасается классической истерикой. Решает покончить с собой и убить ветреную жену, но старенький отцовский пистолет (символ чеховского ружья, которое непременно должно выстрелить) дает осечку.

Полуторачасовое действие пролетает мгновенно.

У легкости восприятия спектакля помимо лаконичности формата одноактовки и лихо, «по-киношному» закрученного сюжета есть и другие очевидные причины. Это фирменная ирония, едкий сарказм и житейская мудрость автора. И разумеется, мастеровитость комедиантов, знающих толк в искрометной игре.


Мария КИНГИСЕПП, фото Валерия ГОРДТА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here