Откуда в Михайловском саду взялись скирды и прялки

Июль прощается с нами, и можно с уверенностью сказать, что он был чередой самых ярких летних впечатлений. Если первая половина месяца прошла под знаком футбола, то середина ознаменовалась праздником классической оперы, а вот июльский финал отметился авангардно-языческими забавами – джазом и инсталляцией, сопровождаемой «музыкой» производственных шумов.

«Петроджаз» продолжался с пятницы по воскресенье на площади Островского. Слушатели разместились на пластиковых стульчиках под тентами рядом с лотками, где продавались прохладительные напитки, или прямо на поребрике у парадного фасада Александринки.

– Добрый день, говорю я, и мне это очень странно, потому что, открывая джазовый концерт, мне привычнее говорить: «Доброй ночи!», ведь джаз – это ночная музыка! – С такими словами на сцену вышел сам Владимир Фейертаг, чтобы представить основателя и директора фестиваля Иннокентия Волкоморова, поприветствовавшего гостей 15-го фестиваля «Петроджаз» и модную голосистую вокалистку из Москвы лауреатку конкурса «Голос Петроджаза» Ксению Ельникову.

…Тем временем совсем неподалеку, в Михайловском саду, выставили декорации – и собрались участники и зрители музыкальной инсталляции «Симфония труда. Звуковая картина меняющегося мира». Если полностью, как на афише: «музыкальный перформанс с участием сельских инструментов и индустриальных агрегатов. Симфония труда от композитора Петра Айду. Семизначное звуковое колесо Театра «АХЕ».

На большом лугу перед южным фасадом Михайловского дворца расположились элементы инсталляции – скирды сена, прялка с веретеном, ведра на коромысле в качестве образов крестьянского труда, а в тени под деревом на краю луга всякие странные электро-аппараты, реле, провода, рама с тремя полотнами жестяной фольги – все это изображало, очевидно, орудия труда городского пролетария.

Женщины в крестьянских цветастых платьях и платочках разматывали веретена и ткали полотно, а суровые молодые мужчины в черном в какой-то момент начали организованно издавать звуки при помощи трещоток, пластин из фольги, молотков, пустых канистр и т. д.

Вместо ожидаемого подобия черного квадрата между скамейками для зрителей и лугом была установлена прямоугольная белая пустая рама в два человеческих роста. «Будем лопать пустоту», – восклицал в 1913-м в стихотворении «Из Артюра Рэмбо» Давид Бурлюк. Напомнило.

Проходившие мимо двое молодых людей остановились на мгновение, и один из них, пожав плечами, бросил другому: это не Рахманинов, для нас это слишком сложно, навряд ли поймем.

Однако сам автор «шумовой» симфонии Петр Айду, а он не только известный современный композитор, но и пианист, и органист, и просто знаток старинной музыки, считает себя отнюдь не авангардистом, как могли бы подумать некоторые, а хранителем традиций. И в каком-то смысле он прав, ибо, сочиняя «шумовую» музыку, поэтизирующую труд рабочих и крестьян, он наследует традициям авангарда 1910 – 1920-х годов. И он далеко не первый, кто занимается этим в наши дни.

Вообще же первые зарницы «искусства шумов» сверкнули в 1913 году, когда итальянский художник-футурист Луиджи Руссоло выпустил «Шумовой манифест», призвав создавать новые симфонии из гудков автомобилей, стука колес электричек, рева паровых турбин, взрывов гранат и воя аэропланов. Некоторые утверждают, что идея «искусства шумов» была сформулирована за несколько лет до итальянца русским искусствоведом и офицером Николаем Кульбиным в нашем городе, – в этом случае Петербург может считаться колыбелью шумовой музыки. В раннее советское время «искусство шумов» активно пропагандировалось Пролеткультом, на представлениях коего имитировались удары молотов и клацанье механизмов в заводских цехах.

Послушав часть «Симфонии труда» Петра Айду, я подумал о том, что чудо настоящей – тональной, не шумовой – музыки заключается как раз в том, что она не имитирует звуки внешнего мира – будь то природа или искусственные механизмы, – а совершенно непонятным разуму путем передает модуляции внутреннего мира человека, его чувств и мыслей. И никакой прогресс никогда этого не изменит.


Вячеслав КОЧНОВ, фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here