Выставка «In Dante Veritas» – хороший повод для разговора об использовании двора Инженерного замка

Во дворе Инженерного замка представлена вторая в истории Русского музея выставка скульптуры – «In Dante Veritas» Василия Клюкина.

Первый опыт музей провел 10 лет назад, и о нем мало кто помнит.

Тогда это были четыре абстрактные скульптуры петербуржца Сергея Борисова. Теперь – 26 объектов московского художника и дизайнера Клюкина, посвященные «Божественной комедии» Данте и новозаветному Апокалипсису. С одной стороны, выбор сюжетов выглядит беспроигрышным, но с другой – приходится соревноваться с Дюрером, Боттичелли и другими титанами классического искусства.

Клюкин грамотно обходит это препятствие за счет высоких технологий. Он придумал способ создания объектов из одного-двух десятков стальных листов, без использования привычного (болт-гайка) крепежа. Плюс то, что называется «выигрыш на масштабе», – впечатляет именно большой размер скульптур.

Василий Клюкин родился в 1976 году, окончил Финансовую академию, занимался банковским бизнесом и недвижимостью. Потом взялся за искусство: «Часть моей жизни и творческой энергии ушли на то, чтобы заработать капитал. Я сделал это и хотел остановиться, заняться тем, что мы, люди, обычно откладываем на завтрашний день». В 2013 году в престижном итальянском издательстве «Skira» вышел 300-страничный альбом Клюкина «DesigningLegends», где опубликованы 50 концепций для будущих башен, офисных центров, музеев и оперного театра. Скульптура трехметрового тигра под названием «6/9» была создана Клюкиным для благо­творительного аукциона, посвященного исчезающим видам животных. Говорят, что ее приобрел Леонардо ДиКаприо.

Выставка во дворе Инженерного замка построена еще и как диалог со злым «гением места». Публика приходит туда как на место убийства Павла I. Клюкин и Марина Стекольникова, куратор выставки от ГРМ, заставляют зрителя наткнуться на четырех всадников Апокалипсиса. По классике – это Голод, Чума, Война и Смерть. Не отрицая эту версию, Клюкин предлагает и свою современную версию глобальных угроз: Перенаселение, Дезинформирование, Истребление, Загрязнение окружающей среды.

К каждой скульптуре Клюкин добавляет собственный комментарий. Иногда – неудачный, чаще – точный и образный. «Блуд – красавец атлет, идеально сложен, но отрублены его орудия блуда». Под орудиями скульптор понимает и руки до предплечья. «Безголовый Обман разводит ржавыми руками, они – пусты. А правда в том, что он спрятал голову за спиной». 

Взяточник изображен пауком, а Провокатор – бестелесен, но он расставил мощную паутину, куда заманивает своих жертв. «Скупость и Расточительство – две стороны одного греха. Левая половина фигуры согнута под тяжестью огромного мешка. У правой – мешок пуст, но тяготит не меньше».

Грамотный в пиаре Клюкин добавляет выставке интерактива. Объект «Предатель» сопровождается призывом плюнуть в него и поставить на нем свой автограф. Так вот маркер для росписей украли на следующее утро после вернисажа. Быстро показав, что Дантов грех воровства не изжит.

Выставка «In Dante Veritas» стала хорошим поводом для разговора об использовании двора Инженерного замка, здание которого с весны 2018 года полностью принадлежит Русскому музею не только юридически, но и физически. Можно ли проводить там выставки регулярно? Должны ли они как-то сочетаться с историей замка или могут (обязаны) откровенно спорить с историческим пространством? Особенно если учесть, что во дворе находится скульптурное изображение сидящего на троне Павла I, созданное Владимиром Горевым.

Представляется, что мяч на стороне Русского музея. Если Инженерный замок позиционируется, несколько упрощая, как мемориал в честь убитого императора и его времени, то выставки во дворе вряд ли уместны. Если же здание будет позиционировано как многофункциональный музейный центр, то для двора необходима долгосрочная и разнообразная выставочная программа.


Иван МОТЫЛЬКОВ, фото Татьяны ГОРД

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here