Александр ЗАЦЕПИН: «Работа – мой кислород»

126

Кто не помнит песни из популярных кинокомедий «Иван Васильевич меняет профессию», «Бриллиантовая рука», «Кавказская пленница»? Или прекрасную музыку из фильмов «Земля Санникова» и «31 июня»? Мелодии ко всем этим песням написал Александр Зацепин. В свои 92 года Александр Сергеевич в прекрасной творческой форме, каждый день работает.

30 июня Санкт-Петербургский театр «Карамболь» представит мюзикл «Тайна Третьей планеты», музыку к которому написал Александр Зацепин. Накануне премьеры корреспондент «Вечёрки» пообщалась с композитором.

– Александр Сергеевич, в Новосибирске, на вашей родине, уже прошла премьера мюзикла «Тайна Третьей планеты». В Петербурге будет повторение спектакля?
– Нет, зрители увидят совсем иную постановку, где прозвучит часть совершенно новых мелодий, в оригинальной аранжировке. Кроме того, написана новая пьеса, хотя создана она также по роману Кира Булычева. В спектакле будут участвовать те же персонажи – девочка Алиса, добродушное чудовище Громозека, капитан Зеленый, птица Говорун. Хорошие стихи написал московский поэт Сергей Плотов, которого я, по счастью, не так давно встретил на своем пути, и сегодня у нас очень много творческих планов. Но главная музыкальная тема, которая пройдет сквозь весь мюзикл, – та же, что и в новосибирской постановке, и в популярном мультфильме Романа Качанова 35-летней давности.

– Как началось сотрудничество с петербургским театром?
– Несколько лет назад мой менеджер послал в театр запрос. И очень скоро художественный руководитель «Карамболя» Ирина Брондз отозвалась, попросила прислать весь материал… Так был поставлен мюзикл «31 июня». А потом я предложил «Карамболю» новый вариант «Тайны Третьей планеты», что оказалось очень вовремя.

– Вы удивительно бодры и деятельны, несмотря на серьезный возраст. В чем секрет вашей молодости?
– Работа. Без нее не могу, задыхаюсь. Она – мой кислород. Когда я еще учился в Алма-Атинской консерватории (там была очень сильная профессура. После войны там еще работал Музыкальный театр Натальи Сац, в консерватории замечательные профессора из Петербурга), я трудился очень много по ночам. И тогда мой учитель профессор Евгений Брусиловский сказал мне: «Шура, если вы будете так работать, вы свое здоровье испортите. Лучше работать каждый день, методично, в одни и те же часы, и вдохновение придет само». Я учел этот совет. И работаю каждый день часов по восемь-девять, прерываясь на обед и кофе. А по ночам все же отдыхаю.

– А зарядка?
– Это обязательно. Но больше двадцати минут я ею не занимаюсь. Иногда не хочется ее делать, думаю, ну ладно, сделаю пару-тройку упражнений из йоги, да и хватит. Но так незаметно всю зарядку и сделаю. Ходить бы надо, но я этого не люблю. Поэтам хорошо, они могут что-то придумывать на ходу, а композиторам прогулки не годятся – им одиночество нужно. Я вот музыку к «Красной палатке» придумал, лежа на диване, закрыв глаза и представив огромную снежную пустыню – сцену из будущего фильма.

– Вы работаете за роялем?
– С середины 70-х я стал писать музыку в своей студии на компьютере, это была огромная машина, примитивная – «Отари», но она меня выручала. И сейчас я пишу музыку на компьютере. Передо мной два больших монитора и библиотека звуков всех существующих инструментов, включая инструменты симфонического оркестра.

– Где вы работаете – в Париже или в Москве? (В 1991 году Зацепин, женившись в четвертый раз, уехал на жительство во Францию. – Прим. ред.)
– Иногда в Москве. В Париже больше отдыхаю. Сейчас я большей частью живу у дочери в маленьком французском городке Туари, на границе со Швейцарией. Там живет много иностранцев, сотрудников ООН. После того как жена умерла четыре года назад, мне стало одиноко и грустно в Париже, дочь с зятем пригласили меня жить в свой дом. У меня большая комната метров на сорок на первом этаже, сразу выход в сад, прекрасный воздух, птицы поют, там очень хорошо работается. А главное – тишина, я могу включать звук на полную мощь.

– Прожив столько времени во Франции, вы стали там известным композитором?
– Практически нет. Для того чтобы вписаться, надо было приехать в Париж, когда тебе лет двадцать – двадцать пять. Френсис Лей, с которым я подружился, – помните фильмы «Мужчина и женщина», «Love story», к которым он написал потрясающую музыку? – рассказывал мне, с каким трудом строилась его карьера. Филипп Барраке, исполнявший, кстати, мою песню из репертуара Аллы Пугачевой «Так же, как все», переделанную в «Такси, такси» (по созвучию слов), не стал звездой, хотя его усиленно прочили на эту роль. Все – дело случая. Если бы Леонид Гайдай не рассорился с Никитой Богословским, а жена Гайдая актриса Нина Гребешкова не обратила его внимание на молодого композитора Зацепина, может, и не случилось бы в моей биографии такого «комедийного» периода в кино. Остались бы песни с Аллой Пугачевой, из фильма «Земля Санникова» и других. Просто Гайдай не был уверен, что я смогу написать эксцентричную музыку.

– А вы смогли! И эти песни из гайдаевских комедий полюбились миллионам в нашей стране. Даже молодежь их знает и поет…
– Часть этих песен могла быть убрана из картин. Руководитель комедийного отделения «Мосфильма» Иван Пырьев считал, что песня «Остров невезения», которую исполнял Андрей Миронов в картине «Бриллиантовая рука», просто задерживает действие. И убеждал Гайдая вырезать эпизод «Медведи», которую поет Аида Ведищева в «Кавказской пленнице». Хорошо, что Гайдай человек упрямый и не послушался советов мэтра.


Елена ДОБРЯКОВА, фото из архива Александра ЗАЦЕПИНА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here