Уникальный коллектив даст концерт перед футбольной игрой

В пятницу, 15 июня, на стадионе «Санкт-Петербург арена» в рамках начинающегося чемпионата мира-2018 состоится встреча футбольных сборных Ирана и Марокко. А за день до этого, специально чтобы поддержать своих игроков, в Петербурге дадут концерт лучшие музыканты и певцы из Ирана. Такой коллектив приезжает в Россию впервые.

Тегеранский симфонический оркестр ведет свою историю с 1933 года, пережил в своей истории драматические страницы закрытия и возрождения, но сегодня активно гастролирует. Накануне выступления мы поговорили с новым дирижером оркестра – Шахрдадом РОХАНИ.

– Вы даете концерт 14 июня (начало в 20.00. – Ред.) в Большом зале Филармонии имени Д. Д. Шостаковича. Откуда появилась сама мысль – поддержать оркестровой программой футбольный матч?
– Поскольку Иран участвует в чемпионате мира, мы со своей стороны решили поддержать футбольную команду. А еще было большое желание познакомить российскую публику с Тегеранским симфоническим оркестром.

– Я знаю, что специально для этого события вы даже написали музыку…
– Было написано четыре вещи, две из них сочинил я. Они основаны на иранской классической музыке. Это чисто инструментальные произведения. Две, написанные другими композиторами, имеют вокальные линии, исполнять которые будет очень популярный в Иране певец, солист оркестра Салар Агили. Особенность всех четырех произведений – в том, что помимо привычных европейских инструментов для оркестра тут еще присутствуют иранские традиционные инструменты. Это будут два вида тара – струнного щипкового инструмента, внешне похожего на гитару. Сантур напоминает цитру или цимбалы, на нем играют специальными молоточками, поэтому он считается одно­временно струнным и ударным. Ганун – тоже похож на цитру, но это щипковый. А даф – разновидность бубна.

– Предполагается, что на концерте классические композиторы – Чайковский, Мусоргский, Дворжак – прозвучат как-то по-новому. Как вы считаете, восточная ментальность действительно накладывает свой отпечаток на исполнение – или это стереотипы?
– У нас, конечно, есть своя интонация – она особенно будет чувствоваться в произведениях иранских композиторов, которые, впрочем, пишут музыку в русле европейской классической традиции. Но я очень надеюсь, что наше исполнение будет близко к замыслу самих авторов. А русские композиторы – Чайковский, Мусоргский – особенно близки иранской душе, нашему пониманию музыки.

– Вы предвосхитили мой следующий вопрос: как вообще воспринимается мировая западная и российская классика в Иране? Насколько я знаю, сейчас как раз растет ее популярность…
– Я три года являюсь художественным руководителем и дирижером Тегеранского симфонического оркестра, и эти три года на любом нашем концерте аншлаг. У меня большой опыт работы в Европе и США. И я могу сказать, что в отличие от многих европейских стран, где большинство публики – люди среднего и старшего возраста, основная часть иранских слушателей – молодежь до двадцати пяти лет. Это, конечно, связано с оркестром, который очень хорошо развивается в последнее время; с нашим репертуаром, который я отбираю; с тем, наконец, что меня хорошо знают. В России точно так же имя Валерия Гергиева – уже достаточный повод, чтобы публика пришла на концерт.

– Чем живут те молодые люди, которые приходят к вам? Как сейчас выглядят культурные, музыкальные тенденции в Иране, к чему тяготеет молодое поколение?
– Особенность в том, что кроме одного-двух музыкантов, учившихся за границей, они все учились в Иране, в основном в Тегеранской консерватории и в других институтах. И к ним постоянно прибавляются новые интересные музыканты, поэтому рождаются новые идеи – помимо профессионального оркестра мы планируем создавать и молодежные любительские оркестры. Но это планы на будущее.

– Часть музыкантов вашего оркестра – женщины. Насколько это нехарактерно для Ирана? Сталкиваетесь ли вы из-за этого с какими-то трудностями?
– Женщины-музыканты – это нормальное явление для иранского общества. Половину нашего оркестра составляют девушки. Они могут выступать без проблем как солистки-инструменталистки. Есть маленькое ограничение: они не могут солировать как вокалистки перед смешанной аудиторией, где есть мужчины и женщины.

– Хочется еще спросить о вашей семье. Я знаю, что у вас есть братья и сестры и некоторые занимаются музыкой…
– Нас в семье пятеро: четыре брата и одна сестра. Наш отец был учителем по скрипке, и я тоже изучал скрипку, это для меня основной инструмент. Два брата живут в США, один в Канаде. Сестра музыкой не занималась, а братья в основном сосредоточились на популярной музыке, особенно Анушираван, который стал автором очень многих иранских хитов: он очень популярный композитор. Но у меня тоже есть опыт в области популярной музыки: например, я был дирижером и солистом на концерте вместе с группой Yanni и Лондонским королевским филармоническим оркестром в Афинах, на Акрополе.

– Под конец – очевидный вопрос: бывали ли вы раньше в Петербурге? И что бы вам хотелось здесь увидеть?
– Раньше в России я ни разу не был. Поездка у нас в этот раз очень насыщенная и одновременно короткая. Но я бы очень хотел походить по музеям, а если Валерий Гергиев в эти дни дает какой-нибудь концерт – обязательно сходил бы на него!

Досье

Шахрдад Рохани – дирижер, скрипач, автор классической, кино- и поп-музыки, он написал композицию к церемонии открытия XIII Азиатских олимпийских игр. Одним из его проектов стал концерт группы Yanni на Акрополе в Афинах. В 2017 году поддержал и реализовал выступление в Тегеране совместного иранско-итальянского оркестра в рамках программы «Дороги дружбы».


Фото предоставлены организаторами концерта

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here