Выставка в Русском музее напоминает о популярности спорта в Советском Союзе

«Сегодня никуда от спорта не уйдешь, от спорта нет спасения»… Все, кто жил в СССР в конце 70-х, помнят эту песню, сочиненную к Олимпиаде-80. Ее пел с очаровательным акцентом эстонский певец Тынис Мяги.

Никуда не уйдешь от спорта и сегодня. Он остается элементом внешней политики, диктует моду в одежде и обуви, стал одной из главных тем в кино. Только в России в последние годы на экраны вышли «Легенда № 17», «Тренер», «Лед», «Движение вверх». Да что там говорить, если даже монахини в культовом сериале Паоло Соррентино «Молодой папа» играют в футбол!

Выставка «Спорт в советском фарфоре, графике, скульптуре», открывшаяся в Русском музее к чемпионату мира по футболу, обречена на популярность. В рейтинге культурных событий, подготовленных к мундиалю, она занимает почетное второе место. На первом – выставка, посвященная истории отечественного футбола, которая откроется в Москве на ВДНХ, а на третьем – «Родченко и Степанова. Футбол» в ГМИИ им. Пушкина.

В Корпусе Бенуа представлено более 350 экспонатов. В основном это фарфор: статуэтки, вазы, кубки, а также тарелки, чашки, блюдца на спортивную тематику. В некоторых фарфоровых фигурках можно узнать звезд советского спорта – фигуристов Ирину Роднину и Александра Зайцева, которых иностранные журналисты называли «непобедимой русской супердинамической машиной», гимнастку Людмилу Турищеву. Но больше всего здесь статуэток знаменитого хоккейного вратаря Владислава Третьяка. Такие статуэтки выпускались разными фарфоровыми заводами. Есть даже золотой Третьяк работы Виктора Ропова, предстающий как бог спорта.

Рассматривая фигурки футболистов и хоккеистов, нетрудно заметить, что вратарь – самый популярный герой для художников. Так повелось с 20-х годов прошлого века: вратарь воспринимался как страж, защитник, охраняющий рубежи нового государства рабочих и крестьян.

Тема спорта была популярна в изо­бразительном искусстве вплоть до 80-х годов прошлого века. Как и балет, спорт был «выставкой достижений советского государства», а также воплощал черты нового человека с идеальным, тренированным телом. Даже если судить только по фарфору, видно, что спорт действительно был массовым. Бесчисленные статуэтки мальчишек и девчонок, катающихся на коньках, заставляют вспомнить о том, что катки заливали почти в каждом дворе. На вазах чаще изображали лыжников.

Любопытно сравнить спортивные костюмы 30 – 50-х годов с современными. Неуклюжие шаровары и мешковатые свитеры сменились «аэродинамической» одеждой из эластичных тканей, облегающей, как вторая кожа.

Фарфор на выставке дополняет графика. Ее не много, но все листы и рисунки – высочайшего уровня. Глядя на рисунок Александра Дейнеки «Стадион в Риме» середины 30-х годов, можно почувствовать, как велик был культ красивого атлетического тела в те времена (и не только в СССР), вспомнить парады физкультурников. Рисунки Александра Самохвалова, изображающего могучих физкультурниц и метательниц дисков, напоминают о «Венере Советской», новом типе женщины, пришедшем на смену утонченным декаденткам Серебряного века. Интересны рисунки Дмитрия Жилинского – эскизы к его знаменитой картине 1964 года «Гимнасты». Художник изобразил реальных людей – самых ярких звезд спортивной гимнастики той поры олимпийских чемпионов Полину Астахову, Бориса Шахлина, Юрия Титова. Но они ослепительны, красивы, идеальны, как античные статуи. Картину можно было видеть несколько лет назад на персональной выставке художника в Русском музее.

Есть здесь не только уникальные, штучные экспонаты, но и образцы продукции, которую фарфоровые заводы выпускали массовыми тиражами. Многие узнавали в них те, которые помнят с детства: стояли в сервантах и горках. А у кого-то стоят до сих пор. Как, например, «ласковый Миша» – мишка с букетом цветов, бывший символом Олимпиады-80. Он улетел под звуки прощальной песни и не обещал вернуться. Как сейчас понятно, мы прощались не только с ним, но и со всей советской эпохой…


Юрий ОБРАЗЦОВ, фото Татьяны ГОРД

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here