В Театре «Суббота» премьера спектакля по книге шведской писательницы Мони Нильсон-Брэнстрем

«Цацики идет в школу» – первая из серии книг шведской писательницы Мони Нильсон-Брэнстрем про мальчика Цацики. Впервые у нас она была издана издательством «Самокат» лет десять назад и сразу вызвала к себе интерес, потому что говорила о важном обезоруживающе просто. Впрочем, это свойство многих книг «Самоката». В них можно прочитать про страдания бездомного пса, про сложности с родителями – во всех этих сюжетах не будет пафоса. Каждая из этих книг – добрых и светлых, в меру сентиментальных, в меру смешных – написана простым живым языком и рассказывает о жизни, в которой всякое бывает.

Спектакль Юлии Каландаришвили «Цацики идет в школу» родился меньше года назад в режиссерской лаборатории Российской нацио­нальной премии в области театрального искусства для детей «Арлекин», был показан на фестивале в Румынии. Теперь он получил новую жизнь на сцене Театра «Суббота». Историю Цацики играют двое актеров (Станислав Демин-Левийман и Нино Бочоришвили), по очереди примеряя на себя с десяток персонажей (для каждого придумана своя узнаваемая черточка – жест, интонация, предмет). Из декораций – лишь стол да пара стульев, из реквизита – портфель со школьными принадлежностями. Главного героя мы застаем в момент первого посещения школы – момент переломный как для родителей, так и для всех детей, ведь для них это конец прежней жизни и начало новой, пока – пугающей. Конечно, страшно! И порой не без оснований, но все через это проходят, вот и Цацики сразу вникает в курс дела. В школе он находит приятелей и друзей, здесь случается его первая драка и первая влюбленность. В общем, обычные житейские дела. Из необычного в этой истории – мама Цацики: она молода, может ходить на руках, поет в рок-группе и воспитывает сына одна. Она не похожа на других мам уже тем, что позволяет называть себя Мамашей; легко может устроить взбучку и директору школы, и хулигану, а потом организовать вечеринку и этого самого хулигана туда пригласить. Наконец, для нее нет ничего ужасного в том, чтобы назвать сына как греческий чесночный соус: Цацики-Цацики Юхансон. Ну и что?! А дважды – потому что ребенка она любит в два раза сильнее других. Она эксцентрична, может показаться странной. Но, глядя на Цацики, можно понять, что это абсолютно счастливый прямодушный добрый мальчик, который растет в атмосфере доверия и любви. Что Мамаша – его самый большой друг, который не превращается в соляной столб от «неудобных» детских вопросов, а, наоборот, приветствует свое влюбившееся чадо радостным воплем «Ну ты попал!!!». Наверное, если бы у повзрослевшей Пеппи был сын, вдвоем они были бы похожи на Мамашу и Цацики.

Благодаря своей чудаковатой, но безмерно любящей маме Цацики учится быть смелым не только в драке, но и в дружбе, и в любви, и в других жизненных ситуациях.

 В спектакле страхи непринужденно соседствуют с черным юмором: «Цацики умер! Ура! Нас отпустят домой!» Сцена, когда Цацики звонит своей возлюбленной Марии по телефону, вообще сыграна гениально и, кажется, знакома каждому второму зрителю, вне зависимости от возраста. Здесь все: и пантомимическая ловля телефона, который выпрыгивает из рук от волнения и восторга; и зашкаливающее кокетство, когда, задумавшись, мажешь губы клеящим карандашом; и, конечно, бушующее море чувств, скрытое под небрежными репликами. Надо сказать, наибольшее оживление в рядах зрителей-школьников вызывает как раз любовная линия.

У спектакля, как и у книги, легкий язык и легкое звучание, хотя вопросы затронуты важные: воспитание сына матерью-одиночкой, трудности адаптации ребенка к изменяющимся условиям и даже моббинг (травля учеников). При этом спектакль ничего не провозглашает и не навязывает, не старается понравиться и не заигрывает. В нем есть немалая доля свободы. Предметы искусства (читай – важные темы) от этого не становятся менее важными, а воспринимаешь ты их легче.


Мария ДОЛМАТОВА, фото Михаила ГРИГОРЬЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here