Летопись русской революции: так было сто лет назад

Начало 1918 года выдалось для большевиков не менее трудным и напряженным, чем конец 1917-го. Но были, конечно, и свои особенности. Если в период Октябрьского переворота главная задача состояла в захвате государственной власти, то теперь, после разгона Учредительного собрания, в центре находилось закрепление левореволюционной верхушки на только что обретенных политических позициях. И здесь во главу угла встали две взаимосвязанные проблемы – создание новой, преданной режиму армии и подписание сепаратного мира с кайзеровским рейхом. Оба сюжета напрямую затрагивали дальнейшее существование партийной диктатуры и советской власти. Кроме того, сепаратный договор с Берлином в известной мере легализовывал и международный статус ленинского режима.

С оливковой ветвью

Ленин и его соратники всегда мечтали о превращении войны империалистической в войну гражданскую. Об этом говорилось, в частности, в «Апрельских тезисах» и публичных выступлениях большевистских лидеров после приезда вождя в Россию в апреле 1917-го.

20 ноября (3 декабря) 1917-го в Брест-Литовске, где располагалась Ставка германского командования на Восточном фронте, начались переговоры о перемирии между советской делегацией и посланцами враждебных государств – Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции. Почти сразу было условлено о трех пунктах прекращения огня:

– перемирие устанавливается на 10 дней – с 24 ноября (7 декабря) по 4 (17) декабря 1917 года;

– войска остаются на занимаемых позициях;

– прекращаются все армейские переброски, кроме уже начавшихся.

Переговоры о подписании постоянного мира открылись там же, в Брест-Литовске, 8 (22) декабря 1917-го. Следует признать: немцы тщательно проработали все параграфы будущего пакта, тогда как большевистские диктаторы, придерживаясь своей доктрины о скорой мировой революции, хотели лишь провести некую «разведку боем». Советские представители предложили, как и следовало ожидать, мир без аннексий и контрибуций. Кайзеровская делегация, понятно, отнеслась к этой заоблачной идее со своими содержательными поправками. Она сообщила, что не может пойти на отвод войск к границам 1914 года и не будет выводить армию из оккупированных пределов бывшей Российской империи. Немцы добавили, что такие регионы, как Польша, Литва и Курляндия, уже четко высказались за отделение от России. Поэтому, если они вступят в дипломатические контакты с Берлином и как-то определят свою национальную судьбу, подобный поворот событий нельзя считать аннексией со стороны Германии.

Дальнейшие споры не привели ни к чему определенному. Выяснилось также, что Украинская Центральная рада направляет в Брест-Литовск собственную делегацию. И практически тут же пришли сведения, что Литовская Тариба объявила о независимости своего государства и «вечных союзных связях с Германией». Стало ясно: ни от каких «полезных» обретений, сделанных в разгар мировой войны, Берлин отказываться не намерен. Накануне нового, 1918 года советская переговорная группа вернулась в Петроград – для доклада Ленину. И на закрытом заседании ЦК было решено всемерно затягивать переговоры – в надежде на быстротечную пролетарскую революцию в самой Германии. Формула дальнейших отношений приняла и рискованный, и прагматичный вид: «Держимся до ультиматума – потом сдаем».

Сложная игра

В начале 1918-го на переговоры по настоянию Ленина выехал народный комиссар иностранных дел Лев Троцкий. Он по-прежнему верил в близкую германскую революцию, которая позволит русскому и немецкому народам объединить усилия в борьбе с международной буржуазией, за победу социализма. Позднее, уже в 1920-х годах, в период НЭПа, когда Троцкий потерял свои посты и влияние, советские газеты продолжали (в более спокойных тонах) пропагандировать эту мысль, выбрасывая лозунг: «Русский хлеб и немецкий паровой молот победят весь мир!»

Трудное ведение брестских переговоров породило раскол в большевистском руководстве. Группа «левых коммунистов» во главе с Николаем Бухариным жестко настаивала на отклонении германских требований. Они говорили, что без немедленной революции в Западной Европе народная власть в России погибнет. Поэтому, требовали «леваки», необходимо объявить международному империализму революционную войну и даже пойти на возможность утраты советской власти для того, чтобы разжечь классовую ненависть трудящихся во всем мире. Тем паче, добавляли они, что в случае принятия немецких требований советский режим обретет чисто формальный характер.

Лев Троцкий выдвинул так называемую промежуточную платформу «ни мира, ни войны», тоже рассчитанную на подталкивание немецкой революции. Он говорил: «Войну мы прекращаем, мира не заключаем, армию демобилизуем». Ленин жестко настаивал на заключении мира, но, видя общий шапкозакидательский настрой, дал указание советским дипломатам: переговоры с немцами всемерно затягивать, но в случае их ультиматума требуемые бумаги подписать. Немцы действовали с упором на ультиматум.

В конце января 1918-го кайзер Вильгельм потребовал от России уступить Германии прибалтийские районы до линии Нарва – Псков – Двинск (в немецкой транскрипции – Дюнабург). Троцкий, однако, отказался подписать такой договор и вновь выдвинул лозунг «ни мира, ни войны», объявив об уходе русских войск с передовой и демобилизации армии. Германцы же ответили возобновлением боевых действий. Пушки загрохотали 30 января (13 февраля) 1918 года. Ход битвы хорошо известен. За пять суток враг углубился на нашу территорию на 200 – 300 километров. Старая, уставшая от войны армия в панике разбегалась. Нужно было в срочном порядке переломить обстановку.

Противоречивый исход

Утром 19 февраля Ленин направил немцам телеграмму: «Ввиду создавшегося положения Совет народных комиссаров видит себя вынужденным подписать условия мира, предложенные в Брест-Литовске делегациями Четверного союза. Совет народных комиссаров заявляет, что ответ на поставленные германским правительством точные условия будет дан немедленно». 22 февраля был опубликован декрет «Социалистическое Отечество в опасности!», и начался массовый набор добровольцев в новую, Красную армию. В тот же день Троцкий подал в отставку с должности наркома по международным делам. Его преемником назначили старого царского дипломата Георгия Чичерина.

Разумеется, внутрипартийная борьба продолжалась. Но Ленину удалось «продавить» свою точку зрения. 3 марта 1918 года очередной глава советской делегации в Брест-Литовске Григорий Сокольников подписал злополучный договор. Церемония состоялась в Белом дворце Брестской крепости в 5 часов вечера. Вслед за тем немцы заняли Нарву и остановились на реке Нарове на западном берегу Чудского озера – в 170 километрах от Петрограда. 6 – 8 марта на VII съезде партии текст договора был «со скрипом» одобрен, а 14 – 16 марта, уже после переезда правительства в Москву, IV Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов пакт ратифицировал.

Условия мира оказались тяжелыми и унизительными. От России отторгались привислинские губернии, Украина и территории с преобладающим белорусским населением. В ведение немцев переходили Эстляндская, Курляндская, Лифляндская губернии, а также Великое княжество Финляндское. Большинство этих земель должно было стать германскими протекторатами. На Кавказе Россия уступала туркам Карсскую и Батумскую области. Советское правительство прекращало войну с Украинской Центральной радой и обязывалось признать независимость Украины. Армия и флот демобилизовывались. Балтийский флот выводился из своих финских и прибалтийских баз. Россия выплачивала 6 миллиардов марок репараций и возмещала уплату убытков, понесенных Германией в ходе нашей промышленной национализации. Советское правительство обязывалось прекратить революционную пропаганду в странах Четверного союза и близких ему государствах, образованных на территории бывшей Российской империи.

Россия потеряла территории площадью 780 тысяч квадратных километров и населением в 56 миллионов человек. До революции в этих пределах находились 27 процентов обрабатываемой сельхозземли, 26 процентов всей железнодорожной сети, 33 процента текстильной промышленности. Здесь выплавлялось 73 процента железа и стали, добывалось 89 процентов каменного угля и вырабатывалось до 90 процентов сахара. Здесь же проживали две пятых промышленных рабочих.

Конечно, мир этот продержался недолго. Спустя всего полгода Германия потерпела страшное поражение на Западе от французов, англичан и американцев. 9 ноября 1918 года кайзер Вильгельм II вынужденно покинул германскую землю и бежал в Голландию. 11 ноября немецкая делегация посетила в Компьенском лесу штабной вагон французского маршала Фердинанда Фоша и подписала там акт о капитуляции Второго рейха. 13 ноября Всероссийский Центральный Исполнительный комитет за подписью Якова Свердлова денонсировал (отменил) все статьи и пункты мартовского Брестского мира.


Яков ЕВГЛЕВСКИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here