Такую сенсационную новость услышали российские журналисты в наушниках для синхронного перевода.

Пресс-конференции в «Лужниках» организованы по последнему слову техники. Переводчики там не восседают гордо в «президиуме», отвлекая на себя внимание от спикеров, а пребывают скромно «за кадром», и их перевод не занимает лишнего времени, а поступает практически синхронно в раздаваемые журналистам наушники. Правда, иной раз из этих наушников доносятся такие перлы.

Так, на пресс-конференции перед матчем Россия – Бразилия наш коллега из агентства ТАСС спросил наставника пентакампионов Тите, кого из российских футболистов он хорошо знает и кого бы мог включить в состав сборной Бразилии. Каково же было удивление российских журналистов, когда перечень знакомых синьору «технико» наших футболистов начался с фамилии… Пивó – с ударением на последнем слоге!

Журналисты начали переспрашивать друг друга, не послышалось ли им это. К счастью, рядом с вашим корреспондентом сидела бразильская журналистка, которая на своем ноутбуке практически синхронно фиксировала слова Тите. Я глянул ей через плечо – и прочел с экрана следующее: «Smolov de pivô». То есть что-то вроде «Смолов на острие атаки».

Так вот как просто открывался ларчик! Переводчица явно была не в теме российских футбольных реалий, и фамилия Смолов ей ничего не говорила. Ну а в слове «pivô» ей послышалось нечто знакомое. Может быть, песню вспомнила, в исполнении Лолиты Милявской, «Когда муж пошел за пивóм».

(Интересно, что перечисляемую вслед Смолову фамилию «Головин» переводчица узнала и произнесла без ошибок – возможно, потому, что Александр Головин играет в ЦСКА, а Федор Смолов – «далеко от Москвы», в «Краснодаре»).

Помнится, когда наставником питерского «Зенита» был португалец Андре Виллаш-Боаш, московские журналисты потешались над его персональным переводчиком Валерием Рудковским, подлавливали его на неточностях да приговаривали: мол, в «Зените» тренер – Виллаш-Боаш, а переводчик его – «Скашешь-Тожешь»…

Оказывается, и питерским журналистам есть по поводу чего посмеяться над московскими переводчиками. Рудковский хотя бы в футбольной теме находился, и «ляпы» его не были критичны.

На следующий день, уже после матча, журналист из ТАСС был вынужден повторить свой вопрос тренеру Тите. Тот дипломатично сказал, что, возможно, проблема в его нечетком произношении российских фамилий, и передал микрофон своему помощнику Клеберу Шавиеру. Тот свой перечень начал с Головина, что было переведено адекватно. Прозвучало снова и «Smolov de pivô». Переводчица была другая, и уже была в курсе, что «пивó» – не фамилия. Однако у нее тоже на слуху снова были лишь московские футболисты, так что фамилию «Смолов» она, по ближайшему созвучию, «перевела» как «Измайлов». Притом, что Марат Измайлов последний раз выходил в составе сборной России аж в далеком 2012 году.


Борис ОСЬКИН

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here