Выставку «Модильяни, Сутин и другие легенды Монпарнаса» корреспондент «Вечернего Санкт-Петербурга» посетил практически на экваторе. Экспозиция, открывшаяся 25 ноября 2017 года, продлится по 25 марта 2018 года. Но и спустя два месяца ажиотаж вокруг полотен французских художников не ослабел.

Петербуржцы непрерывной рекой стремились в Музей Фаберже, на набережную реки Фонтанки, 21. В достаточно небольших залах, отведенных под приезжую коллекцию, в период работы музея – ежедневно, без выходных, с 10-00 до 20-45 – было множество людей. При относительно недорогой для подобной коллекции стоимости билета – 450 рублей, льготного – 200 рублей, интерес гнал горожан лицезреть легенды Монпарнаса.

Морис Утрилло.

Не буду останавливаться на общих описаниях уникальной коллекции живописи ведущих художников Парижской школы первой трети XX века, собранной их современником и покровителем Йонасом Неттером – наша газета уже писала о выставке довольно подробно. Напомню только, что на выставке вы полностью окунетесь в работы Амедео Модильяни, Хаима Сутина, Мориса Утрилло, Моисея Кислинга, Мориса Вламинка, Андре Дерена, Сюзанны Валадон и других легендарных мастеров Монпарнаса.

Лично мне, как не специалисту в области живописи, безумно понравилась работа Моисея Кислинга «Женщина в красном свитере». Позади остались уродства и мясной натурализм Сутина, воздушно-эльфийские портреты Модильяни, темные окна Утрилло с винными ларьками. И в следующем зале я увидел ее. Безмятежное спокойствие женщина, занятой своим делом. Обилие красного, дарящего вместо раздражения – умиротворение. 

Моисей Кислинг.

Купленный в лавке сувениров магнитик с мини-картиной стал в моем доме частью прекрасной выставки. 

Nota bene

Монпарнас – квартал Парижа, ставший центром его артистической, интеллектуальной и светской жизни незадолго до начала Первой мировой и сохранявший свою неповторимую атмосферу вплоть до начала Второй мировой войны. Неотъемлемой чертой Парижа тех лет был интернационализм – художники, писатели, политики и бизнесмены со всего мира съезжались туда, и многие оставались там жить. Для художников и поэтов, желавших приобщиться к последним веяниям в искусстве, Монпарнас был настоящим местом паломничества: в 1910-х годах завсегдатаями его многочисленных кафе были все лидеры и идеологи европейского модернизма. Илья Эренбург писал о знаменитом кафе «Ротонда» на бульваре Монпарнас: «С самого утра за четырьмя или пятью столами в жаркой, душной, прокуренной задней комнате сидели русские, испанцы, латиноамериканцы, скандинавы, люди со всех концов земли, предельно нищие, невесть во что вырядившиеся, оголодавшие, и говорили о живописи, декламировали стихи, обсуждали способы раздобыть пять франков, спорили и примирялись. Под конец кто-нибудь обязательно напивался, и его выставляли вон».

Хаим Сутин.

Новая культура модернизма, окрыленная окончанием Первой мировой войны и последовавшим за ней экономическим подъемом, сделавшим искусство еще более востребованным и популярным, породила в своем центре – Париже – атмосферу невиданной, безграничной свободы. Фернан Леже пишет, что человек тех лет «наконец поднимает голову, открывает глаза, смотрит перед собой, стряхивает напряжение, вновь обретает вкус к жизни, нетерпеливо жаждет танцевать, тратить деньги, шагать в полный рост, кричать, вопить, транжирить». На Монпарнасе процветает свободная жизнь, свободная любовь и свободное искусство.

Тем не менее, богемная жизнь тех лет была безоблачной и беззаботной далеко не для всех ее участников. Молодые художники – Модильяни, Сутин, Утрилло и многие другие – жили в бедности, а их картины воспринимались публикой как скандальные и практически не покупались. Друзья Модильяни называли его «Моди» не только из-за фамилии, но и из-за ее созвучия прилагательному «проклятый» (фр. maudit) – это прозвище закрепилось за ним и художниками его круга, чья жизнь была полна лишений и неудач.

Амадео Модильяни.

Огромную роль в судьбе этих художников сыграл первый постоянный покупатель их работ, предприниматель и любитель искусства Йонас Неттер. Он начал собирать свою коллекцию благодаря встрече с торговцем произведениями искусства Леопольдом Зборовским, с которым познакомился в Париже в 1915 году. Зборовский начал работать на Неттера – общаться с художниками, собирать, выменивать и перепродавать их произведения. Опираясь на финансовую поддержку Неттера, Зборовский заключал соглашения с художниками, платил им жалованье, давал деньги на аренду мастерских, закупку материалов для живописи и прочие расходы. В том же 1915 году Неттер и Зборовский заключили контракт с Модильяни, согласно которому они платили художнику 300 франков в месяц, за что получали все созданные им полотна. К 1917 году ежемесячная сумма, выплачиваемая художнику, выросла до 500, а в 1919 – до 1000 франков. Аналогичные соглашения у Неттера и Зборовского существовали с Сутиным и Утрилло. Увлечение Неттера их творчеством, равно как и работами Моисея Кислинга, Сюзанны Валадон, Андре Дерена и других мастеров способствовало возникновению спроса на художников Парижской школы и сформировало новый сегмент арт-рынка. Йонас Неттер скончался в 1946 году, оставив своей семье бесценную коллекцию работ художников, которые сегодня признаны важнейшими мастерами искусства XX века. Коллекция Неттера более 70 лет была недоступна для широкого зрителя и только в последние годы ее стали показывать в Европе.


Фото Татьяны ПАРИПСКОЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here