В Корпусе Бенуа открылась выставка русского академизма

Классический голливудский блокбастер «Клеопатра» с Элизабет Тейлор и Ричардом Бартоном в главных ролях – вот что сразу вспоминается, стоит переступить порог выставочной анфилады корпуса Бенуа Русского музея. Здесь открылась выставка «Генрих Семирадский и колония русских художников в Риме». 125 работ из коллекции ГРМ, Третьяковской галереи и других музеев. Много таких, которых не видели не только обычные зрители, но и специалисты. Например, «Оргия» Вильгельма Котарбинского, которая 90 лет пролежала, всеми забытая, в запасниках, была обнаружена недавно и отреставрирована специально к выставке.   

На картинах главенствует Древний Рим периода упадка – с его надменной роскошью, оргиями, пирами, вакханалиями. А рядом жестокие забавы вроде казней первых христиан на крестах и скармливания их диким зверям на арене Колизея. Больше всего потрясла «Фульвия» Павла Сведомского, втыкающая иголки в язык отрубленной головы Цицерона – мстит поверженному врагу за то, что оскорблял ее мужа Марка Антония. 

Эти многометровые полотна представляют торжество русского академизма – течения, которое еще недавно принято было ругать и обвинять в салонности.

– В следующем году мы будем отмечать 175-летие со дня рождения выдающегося представителя русской академической живописи Генриха Семирадского, – говорит ведущий научный сотрудник отдела живописи второй половины XIX – XXI веков Павел Климов. – Но нам хотелось показать не только его работы, но и картины лучших художников той эпохи, которые долгое время были обделены вниманием. Большинство из этих полотен обычно находятся в запасниках, а между тем творчество этих высокопрофессиональных мастеров не заслуживает забвения. Полотна Генриха Семирадского, которые собирали по всей стране, дополнят работы других «неогреков» – Степана Бакаловича, Владимира Беклемишева, Федора Бронникова, Александра Риццони, Александра и Павла Сведомских, Василия Смирнова и Павла Чистякова.

В центре внимания, конечно, сам Семирадский, и художник заслуживает этого. Он самый талантливый, самый блестящий, легко затмевающий все свое окружение. Петербуржцы с детства помнят его «Фрину на празднестве Посейдона в Элевсине» – гигантское полотно, висевшее когда-то рядом с другими хитами русской живописи – «Последним днем Помпеи» Брюллова, «Девятым валом» Айвазовского, «Медным змием» Бруни. С «Фрины» начиналось знакомство многих из нас с русским искусством. Это потом уже, по мере взросления и формирования вкуса, человек открывал для себя «святые шестидесятые» передвижников, эстетство «Мира искусства», приходил на третий этаж Зимнего дворца, чтобы с первого взгляда и навсегда полюбить французских импрессионистов и постимпрессионистов. А кто-то добирался и до русского авангарда, постигал абстрактное искусство – сложное, требующее работы ума.

Но вначале была «Фрина». Кстати, именно с нее начался, собственно, и Русский музей: купив это полотно,  император Александр III заявил о намерении основать музей национального искусства. 

Императорская академия художеств была щедра по отношению к
одаренным ученикам. Семирадского, чью «Грешницу» оценили выше «Бурлаков на Волге» Репина, отправили за казенный счет в Италию на шесть лет. Но художник влюбился в Рим, подобно многим своим коллегам, да так и не вернулся в Россию.

Куратор выставки Павел Климов особо подчеркнул, что искусство академистов нравится широкой публике. Ведь академизм – направление, которое хранит школу, мастерство, классические идеалы прекрасного.

Выставка не только порадует взор тех, кто устал от современного искусства (и от современной действительности). Кого-то – хочется на это на­деяться – побудит к размышлениям о том, что есть красота и чем она отличается от красивости, от чего зависит смена идеалов красоты, должно ли искусство отражать правду жизни, или его призвание – «навевать сон золотой». И как бы вы лично ни относились к искусству Генриха Семирадского и других «пленников красоты», вы не сможете не оценить по достоинству виртуозное мастерство академистов. А время для этого есть – выставка продлится до 2 апреля. 


Юрий ОБРАЗЦОВ, фото Татьяны ГОРД

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here