В Музее Фаберже открыли выставку работ Модильяни, Сутина, Утрилло и других легенд

– Мы не делаем выставки, ориентированные только на рафинированных искусствоведов, – заявил на пресс-показе директор Музея Фаберже Владимир Воронченко. – Мы делаем выставки-блокбастеры, которые интересны всем.

Звездное имя художника. Большое количество работ. Необычный дизайн. Огром-ный бюджет. «Взболтать, но не смешивать». Вот примерный набор ингредиентов, которые превращают художественную выставку в мегапроект или блокбастер. И гарантируют интерес зрителей, многие из которых готовы не то что стоять в очереди, но и приехать ради выставки в другой город или даже в другую страну: «культурный туризм» становится все популярнее. Я и сама в феврале проехала четыреста километров из Петербурга в Хель­синки, сквозь метель, по скользкой дороге, чтобы увидеть выставку Модильяни в музее Атенеум. 

Мало какой музей может позволить себе такие выставки. Петербургский музей Фаберже, которым владеет Виктор Вексельберг, может. Вспомним выставки Фриды Кало и Сальвадора Дали, прошедшие в последние два года. Страхо­вочная стоимость выставки легенд Монпарнаса – почти миллиард долларов, как сообщил Владимир Воронченко. За первые два дня работы выставки (которые выпали на выходные) музей посетили около шести тысяч человек.

Что вы увидите в Музее Фаберже, если соберетесь? 120 работ, среди них самого Модильяни – 14, Хаима Сутина – 20. А также – тончайшие пейзажи Парижа и предместий кисти Мориса Утрилло, великолепные работы Андре Дерена, Мориса Вламинка, мало известных широкой публике Моисея Кислинга, Михаила Кикоина, Сюзанны Валадон.

Самое главное – вы никогда не видели все эти работы. Если только вас не занесло на выставку коллекции Йонаса Неттера, которую успели показать в Парижской пинакотеке, а затем в Риме и Милане. Ведь собрание Неттера совсем недавно стало доступно широкой публике. Если бы не Йонас Неттер, еще не известно, видели бы мы сегодня картины обитателей Монпарнаса, многие из которых без его помощи могли бы просто умереть от голода. Его можно сравнить с русскими коллекционерами Сергеем Щукиным и Иваном Морозовым, поддерживавшими современных им художников. На свой страх и риск – никто ведь не мог тогда гарантировать, что когда-нибудь, много лет спустя, эти неистовые модернисты, живущие в нищете, станут столь знаменитыми, а их картины будут цениться на вес золота.

Неттер платил Модильяни «жалованье». Сначала триста франков в месяц, потом побольше. Эти деньги позволяли как-то продержаться. Таким образом он собрал великолепную коллекцию.

– Подобной коллекции Модильяни нет ни в одном музее мира, – сказал на пресс-показе куратор выставки историк искусства Марк Рес­теллини. – Я уверен, что выставка станет для петербуржцев шоком и открытием.

Выставка в Музее Фаберже обязательна для посещения еще и потому, что в России всего три работы Модильяни – два рисунка в ГМИИ им. Пушкина и один (изображающий Анну Ахматову, с которой у художника был короткий, но яркий роман) в Петербурге, в Фонтанном доме.

Модильяни – художник, которого знают все, даже те, кто очень далек от искусства, – конечно, главный магнит выставки. Наделенный огромным талантом, презирающий все материальное и жертвенно служащий искусству, красавец, умерший во цвете лет от туберкулеза. Жизнь – легенда, и кто не знает фильмы о нем: старый, с Жераром Филипом, и сравнительно новый – с Энди Гарсиа? Одна из составляющих легенды – роман с юной красавицей Жанной Эбюр­терн, которая покончила с собой на следующий день после его смерти – выбросилась из окна, унеся на тот свет и своего нерожденного ребенка. На выставке – три ее портрета кисти Модильяни и даже – написанная ею самой картина. В картине есть секрет: она двусторонняя. На одной – библейский сюжет «Адам и Ева», который воспринимается как гимн их любви с Модильяни, на второй – интерьер с пианино. На пресс-показе нам показали обе стороны, но зрители, увы, смогут увидеть только «Адама и Еву». По условиям страховки картина должна быть жестко закреплена на стене.

Открытием для многих станет Хаим Сутин – еще один проклятый поэт богемного Парижа, живущий впроголодь, беззаветно служащий живописи. В России (а родился он в Белоруссии, в еврейском мес­течке), этот художник до сих пор не слишком хорошо известен. Сейчас в Москве в ГМИИ им. Пушкина проходит ретроспектива Су-тина. А если не доберетесь до столицы, обязательно приходите в Музей Фаберже, чтобы увидеть его «Тушу быка», «Красную лестницу в Кане» и потрясающую «Девочку в розовом», которая составляет, на мой взгляд, пару «Девочке в голубом» Модильяни. Ин­тересно сравнить. Если у Модильяни девочка, как и все его женские образы, похожа на заколдованную принцессу или ангела, обитающих в идеальном мире, то у Сутина – образ очень земной. В цветении, которое еще только начинается, он уже видит неизбежное будущее, когда красота должна будет увянуть и ис­тлеть.

В этом мире тленно все. Кроме искусства. 


Каролина ПАВЛОВА, фото Лидии ВЕРЕЩАГИНОЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here