Сергей Мигицко примеряет образ и биографию венецианца-обольстителя

Сегодня на сцене «Приюта комедианта» – премьера спектакля «Казанова» по поэтическим драмам Марины Цветаевой «Приключение» и «Феникс». Накануне корреспонденты «Вечёрки» побывали на репетиции.

Вместо декораций – множество узких изогнутых зеркал и кокетливая софа в форме гондолы. Два круга, черный и белый, волей сценографа Эмиля Капелюша создают астрономические эффекты – от полнолуния до затмения. В основе спектакля – самый яркий и значимый сюжет мемуаров Джакомо Казановы, навевающий воспоминания о его давней возлюбленной – таинственной femme fatale, что однажды написала алмазным кольцом по стеклу: «Вы позабудете и Генриэтту…»

Это, если угодно, романтическая притча, но лирика с норовом, что неохотно дается в руки режиссерам. Пьеса в стихах – вызов для нынешнего театра, все чаще визуализированного, вычурного, бросового – какого угодно, но все реже психологического и чувственного. «Приключение» если и ставили, то фрагментарно: однажды силами учеников Пет­ра Фоменко в ночных кулуарах ГИТИСа или несколько раз в мемориальных домах-музеях. И те камерные показы были однократными.

В ритмически ершистом, витиеватом тексте ранней драматургии Цветаевой, наполненной завораживающей силой поэтического слова, существовать непросто. Семантический объем безграничен, и требуется время, чтобы с ним сродниться. А ведь нужно не просто понимать реплики и верно толковать характеры, но и выражать их языком тела. У автора указано, что Анри-Генриэтта – «лунный лед», виолончелист – «лоза», Мими – «вся молодость и вся Италия», испанский и французский послы – «марионетки»… С убедительной теат­рализацией подобных ремарок, пожалуй, мало кто справился бы, кроме Сергея Грицая, тонкого постановщика с точным пластическим видением и опытного хореографа с чутким режиссерским мышлением.

Казанова у темперамент­ного Сергея Мигицко – натурально «острый уголь и лед». Артист признается, что играет по сути самого себя: «Моя жизнь – сплошной роман. Я очень часто влюблялся. У меня случались сильные разочарования и мгновения настоящего счастья. Была у меня и своя Генриэтта – как, я уверен, была в жизни каждого мужчины. Так что я прекрасно знаю, что такое страстная история любви. Я видел ее, наблюдая за друзьями и родственниками, учителями и партнерами… Казанова вечен!»

Мигицко явно наслаждается репетиционным процессом и ролью, примеряя на себя образ и биографию своего персонажа, который тоже был лицедеем: и по профессии, и по натуре. Казанова родился в Венеции в театральной семье (отец – актер и танцовщик, мать – известная в Европе и в России актриса), всю жизнь любил театр, и актеры всегда выручали его в сложных жизненных ситуациях. А уж сколько масок он сменил: писатель, драматург, авантюрист, создавший национальную лотерею во Франции. Переводил Гомера, врачевал, занимался каббалистикой и алхимией… Подлинный человек эпохи Просвещения, чьи воспоминания насчитывают около трех тысяч страниц: тянет на собрание сочинений. По свидетельствам специалистов, ни один из современных Казанове авторов – таких, как Вольтер или Руссо, – не оставил столь полного описания быта, культуры, нравов своего времени.

Всего этого, конечно, не будет в спектакле буквально – но это то, чем вдохновлялся режиссер, когда спектакль сочинял. Самой задумке уже почти десять лет. Взяться за этот материал и продолжить совместное творчество Грицай и Мигицко собирались в Театре им. Ленсовета в 2009 году, сразу после премьеры «Ревизора», где Мигицко сыграл городничего, а Грицай ставил хореографию и был режиссером по пластике. Но по разным причинам сложилось только сейчас – и в «Приюте комедианта».

У многих эпизодов в спектакле будет танцевальное решение, помогающее постичь всю глубину как поэтики, так и музыки. Ее подбор сделан музыкальным руководителем спектакля Сергеем Пат­раманским. Он же подготовил и вокальные номера. А где Венеция, там и шум прибоя, и качающиеся на волнах гондолы, и вой ветра, и стук каблучков, и эмоциональное пение – и, разумеется, карнавал. У Цветаевой его нет, но в мемуарах Казановы этот мотив присутствует. 


Мария КИНГИСЕПП, фото Дарьи ПИЧУГИНОЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here