Знаменитый петербургский актер представил свои мемуары

В Царском фойе Александ­ринского театра представили новую книгу, вышедшую в издательстве «Балтийские сезоны». Это воспоминания корифея Алек­санд­­ринки народного артиста России Николая Мартона, чье искусство в последнее десятилетие стало символом петербургского стиля на современной сцене.

Прозвучало много теплых слов и глубоких размышлений об артисте и о необычных мемуарах: говорили руководители ведущих драматических театров нашего города – Валерий Фокин, написавший, кстати сказать, предисловие к книге, и Андрей Могучий. В последние годы большая редкость увидеть глав крупнейших драматических театров Петербурга – Александринки и БДТ – в пространстве одной встречи. Однако и для Фокина, и для Могучего – конечно, в разное время – Мартон стал ключевым артистом.

На презентации собрались люди, связанные не только с Александринским театром, – Николай Мартон более полувека служит легендарной сцене, но успевает много работать на радио, эстраде, где нередко можно услышать его самостоятельные работы.

Мартон последние двадцать лет – воплощение строгой формы, его темперамент всегда заключен в границы сдержанного классического стиля. Парадокс в том, что артист часто оказывается в центре спектаклей экспериментальных, провокационных и, судя по тому, с какой легкостью и удовольствием он погружается в совсем неклас­сические формы спектаклей Андрея Могучего, Валерия Фокина, Теодора Терзопулоса или авангардного кино, каким, к примеру, были «Колы» Бориса Казакова, новое искусство ему интересно и близко.

Книга «Мне отчаянно везло!» – новый и очень удачный эксперимент актера в соавторстве с театральным критиком Евгением Соколинским.

Когда читаешь название, сразу настораживаешься – слишком оптимистично оно звучит, тем более если знаешь, что довольно долго этот замечательный артист был в Александринском театре в тени других. И в первую очередь в тени Игоря Горбачева, вспоминая которого Николай Сер­геевич очень тонко описывает сложную ситуацию, заложником которой оказался сам Горбачев, – может быть, внутренне в чем-то схожую с судьбой Олега Ефремова в столичном МХАТе.

Ведь только последние десятилетия работы принесли Мартону признание. Но оптимизм, заявленный в заглавии, пронизывает всю книгу.

Подкупает его доброжелательность, даже нежность к людям, с которыми сводила судьба, готовность простить обиды и несправедливости. Как и всякий актер, Мартон их переживал тяжело, это чувствуется даже за спокойствием строк.

Но не только театром живет этот текст. Нет-нет да и появляются фрагменты впечатлений личной жизни. Актер вспоминает просто-таки сказочную историю знакомства с первой женой: артист пришел к ней в гости, его пропустила собака. а потом выяснилось, что его будущая невеста загадала: тот, кого пропустит пес, и будет ее суженым. И даже страшные воспоминания о Великой Отечественной войне предстают какой-то жуткой картиной в духе Дали. Мартон застал войну мальчиком, глядящим на украинское поле, где паслись коровы. Вдруг появились немецкие самолеты, началась бомбежка, и мальчик увидел абсолютно сюрреалистическую картину – как взлетела на воздух земля вместе с разорванными на части тушами животных. Такие воспоминания рассеяны по тексту. Они, как вспышки, появляются, приоткрывая совершенно необыкновенный внутренний мир подлинного художника.


Владимир КАНТОР, фото Екатерины КРАВЦОВОЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here