О реконструкции парка-заповедника говорят много, но ничего не происходит

Парк Монрепо – это скальный пейзажный парк, расположенный на берегу бухты Защитной Выборгско­го залива, его история берет свое начало в 1770 году. Место красивейшее, уникальное, имеющее федеральное значение, но переживающее нынче не лучшие свои времена.

Новый храм сгорел

Корреспондент «Вечёрки» встретился с людьми, имеющими непосредственное отношение к заповеднику, и постарался разобраться в вопросе.

Экскурсовод Лолита Туи­нова работает в Монрепо «сколько себя помнит»: это ее заработок, хобби, основной интерес и «душевная боль».

– Проблем у парка великое множество, – начинает повествование экскурсовод. – Не­вероятное количество аварийных деревьев, обветшавшая инфраструктура, зарастающая береговая линия, разрушающиеся памятники… Нам обещают реконструкцию, реставрацию и в таком духе аж с 2013 года. Приезжают эксперты и чиновники, ходят, много говорят, фотографируются и уезжают. Например, один из этапов реставрации должен был закончиться в этом году, но процесс так и не был начат. Единственные, кто здесь что-то делал, – это финны.

Дело в том, что где-то с середины 1990-х финские энтузиасты активно собирали пожертвования на восстановление многих объектов Выборга, и од­ним из них стал парк Монрепо. Активисты всячески помогали парку, начиная с уборки территории и заканчивая воссозданием исторических объектов. Например, в 1999-м финны воссоздали храм Нептуна – построили его в Финляндии, а затем привезли в парк и установили на историческом месте.

– В 2011 году храм сгорел, – рассказывает Лолита. – Есть много версий. Кто-то говорит, что это неаккуратное обращение с огнем, но первой версией пожарных был поджог. Во всяком случае после этого инцидента финские активисты парку больше не помогают – обиделись.

Другая проблема, по словам Туиновой, – это глобальный отток кадров.

– У нас в парке всегда работали люди, горящие своими идеями, обожающие свою работу. Но со сменой дирекции часть команды ушла «по собственному желанию», пришли совсем другие люди.

Когда?

Также мы связались с корреспондентом газеты «Выборг» Еленой Березовской, долгое время занимающейся освещением вопросов реставрации парка.

– Видно, что многие объекты парка в последние годы значительно обветшали, – отмечает Елена. – У парка долгое время не было средств, чтобы вкла­дывать их в реконструкцию. Например, относительно усадебного дома Николаи момент упущен – маловероятно, что его удастся восстановить, скорее всего, его будут именно воссоздавать по чертежам, а ведь стоило всего лишь начать работы чуть раньше, и уникальную постройку можно было бы спасти. Я живу в Выборге 17 лет, и все это время усадьба стоит заколоченной и не используется.

По словам Елены, воссоздание ждет и легендарный источник Нарцисса, неудачно отреставрированный в советские времена.

Сроки все же обозначили

Сейчас известно, что грядущая реставрация, которая, по утверждениям дирекции парка, все же состоится, произойдет при частичном финансировании Международного банка развития и частично за счет федерального бюджета.

В июле этого года исполняющий обязанности директора Монрепо Александр Буянов заявил, что подрядчик уже «вышел» на объект, обозначил сроки реставрации – 36 месяцев: планируется полностью воссоздать усадебный дом, оранжерею, провести мелиоративные работы, построить новую автостоянку, вырубить 500 больных деревьев. Однако корреспондент газеты «Выборг» сообщает, что активных работ на территории парка пока не ведется.

Более того, парк категорически урезал общение с прессой. На сайте заповедника появился довольно интересный свод правил для журналистов: вся коммуникация с прессой теперь осуществляется через электронную почту, путем официальных запросов.

Между тем жители Выбор­га сохраняют оптимистический настрой и верят, что их любимое место отдыха приведут в порядок. Надежда зиждется на том, что деньги выделяются и федеральные, и иностранные. Возможно, это и станет залогом того, что Монрепо будет восстановлен: пусть и не в первоначальном виде, но жители Ленобласти и Петербурга получат достойный проект.

Досье

Историческое ядро музея-заповедника составляет усадебно-парковый ансамбль конца XVIII – начала XIX вв. В него входят памятники деревянной архитектуры классицизма (главный усадебный дом, названный по имени одного из его владельцев – президента Санкт-Петербургской академии наук Людвига Генриха Николаи, и Библиотечный флигель) и пейзажный скальный парк романтического стиля, в создании которого принимали участие архитекторы Д. Мартинелли, О. Монферран, Т. де Томон, А. Штакеншнейдер, Ч. Х. Тэтам. Историческая часть парка органично переходит в лесопарковый массив.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here