В Пулкове впервые проходят вечерние аварийные учения

На протяжении последних дней пассажиры самолетов, взлетавших и садившихся в Пулкове в районе шести часов вечера, могли заметить отблески огня и густой дым, поднимавшийся на окраине аэродрома. Пожары действительно были – это горела смола в железных противнях на перроне № 5. На этой неделе в аэропорту проходят крупные аварийно-спасательные учения, которые начались во вторник и закончатся сегодня вечером, когда испытания завершит последняя из четырех смен Службы поискового и аварийно-спасательного обеспечения полетов (СПАСОП).

Как пояснили «Вечёрке» в пресс-службе ООО «Воздушные ворота Северной столицы», подобные учения всегда проходят на этой отдаленной площадке, предназначенной для грузовых и малых воздушных судов. Обычно она пустует и заполняется только во время Экономического форума. Пятый перрон не видно из окон терминала, так что большинство пассажиров и вовсе ничего не замечают. Такие проверки готовности проходят в аэропорту дважды в год – осенью и весной. В учениях задействована не только СПАСОП, но и экстренные городские службы. Их главная цель – отработать взаимодействие всех спасателей. В этот раз тренировки впервые решено было проводить вечером.

Основной сценарий всегда один: во время посадки у самолета разрывается покрышка правой стойки шасси, повреждается система гидравлики, гидрожидкость разливается и загорается под бортом. Немедленно объявляется сигнал «Тревога» и одновременно передается информация в ГУ МЧС по Петербургу. На место происшествия выдвигаются аварийные службы, чья задача – как можно скорее эвакуировать людей и потушить пожар. При этом тип самолета меняется от учений к учениям. К примеру, прошлой осенью это был борт Ан-148, а в этот раз аварию «отрабатывали» на более крупном Airbus A320. И если тогда в самолете находилось 35 человек, то теперь уже 70.

Как пояснил «Вечёрке» начальник ведомственной пожарной охраны аэропорта, заместитель руководителя СПАСОП Владимир Калачев, сценарий с разрывом покрышки повторяется не случайно, это одна из наиболее вероятных реальных аварий.

– Во время посадки колесо не вращается, при касании температура покрышки резко возрастает, а давление в ней – более 20 атмосфер. Куски разлетевшейся резины разрывают трубки, где проходит гидрожидкость. В конце 90-х реально были такие аварии, – поделился специалист. – Еще помню, Ту-134 заходил на посадку при сильном боковом ветре и консолью крыла коснулся полосы. Консоль отлетела, а в крыльях – баки с керосином. От искры начался пожар. Наблюдатель сразу же сыграл тревогу, выскочили расчеты, сбили пламя. Самолет остановился, были выброшены надувные трапы, поданы автобусы, и всех пассажиров тут же эвакуировали. А еще бывает так, что самолет взлетел, а кусок резины от покрышки лежит на полосе. Тогда мы срочно сообщаем в пункт прибытия, чтобы его там встречали в аварийном режиме. Если при таком пожаре под бортом сразу не принять меры, уже через несколько минут в корпусе появятся прогары и огонь распространится внутри салона. Поэтому круглосуточно в Пулкове дежурят восемь пожарных расчетов и 28 человек. Время их реагирования – три минуты.

Итак. Шесть вечера, пустой перрон. Неподалеку от края поля стоит самолет, в котором заранее разместились статисты – студенты Университета гражданской авиации. Поскольку предоставляемый для тренировки аэробус вполне настоящий и даже действующий, а статисты – живые люди, его, конечно, никто не поджигает, вместо этого горит смола в нескольких десятках метров от него. Пока на улице еще светло, и хорошо видны клубы дыма. Проходит буквально две минуты, и вдалеке уже показываются «мигалки» пожарных машин. Две из них пролетают мимо самолета и на ходу начинают заливать огонь пеной. Кажется, что на поле выпал снег. Еще несколько останавливаются у бортов и «тушат» асфальт вокруг судна.

Поскольку первоочередная задача – вывести пассажиров, одновременно с пожарными на место прибывает и другая техника. К выходу в передней части самолета подгоняют трап, спасатели выстраиваются в очередь с носилками. Несколько человек выносят «раненых» из салона. Внизу их тут же забирают и несут в развернутый неподалеку мобильный пункт медпомощи (по правилам – не менее чем в ста метрах от места происшествия). В медпункте пострадавших делят на «тяжелых», «средних» и «легких» (роли между студентами распределяют заранее). Обычно «тяжелых» забирает вертолет, но в этот раз его не было из-за плохой погоды.

Поскольку к этому времени уже совсем стемнело, на машинах зажгли прожекторы, а рядом развернули складные светильники. Если первые светят ярко, направленно и нужны для освещения самолета, то вторые позволяют спасателям видеть, что происходит вблизи. К семи часам вечера «пожар» окончательно потушен, а все «пострадавшие» увезены. После конт­рольного осмотра салона и багажного отсека в аэропорту дан сигнал «Отбой тревоги».

– В этой тренировке были три дополнительных элемента сложности. Во-первых, было темно. Во-вторых, мы заранее не собирали команды, а выезжали по факту. Третье – было очень большое скопление техники и людей: участвовало около 350 человек и 70 машин. Учитывая, что самолет действующий, нужно было очень точно и аккуратно работать, чтобы его не повредить (ежемесячно наши пожарные тренируются на учебном самолете, там эта задача не стоит). Все сработали штатно, без явных нарушений, ну а шероховатости будем исправлять, – подвел итог руководитель СПАСОП аэропорта Виктор Шведунов. 


Фото Лидии ВЕРЕЩАГИНОЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here