Что таит за своими стенами один из древнейших монастырей Северо-Запада

Так уж сложилось, что в последнее время мы куда лучше знаем исторические и культурные памятники Европы, Азии, Ближнего и Дальнего Востока, нежели свои собственные. Развалины Рима и Афин, пирамиды Египта. По старой русской привычке все свое мы «откладываем на потом» – куда, дескать, денется? При этом немало мест уникальных, связанных с православием, вообще оказываются вне зоны нашего внимания.

Это и уникальные образцы деревянного зодчества, в немалом количестве раскиданные по небольшим деревням вдали от больших дорог, и легендарные монастыри, сыгравшие огромную роль в становлении русской государственности, храмы и часовни, хранящие на своих стенах шедевры фресковой живописи. Взять хотя бы в качестве примера фреску в Георгиевском храме в Старой Ладоге, где Георгий Победоносец не убивает, а… пленяет змея. Судя по всему, наши далекие предки верили, что зло можно победить не только мечом, и эту свою убежденность они отправили нам в виде живописного послания. Но сегодня «Вечёрка» обратила взор на другую жемчужину Северо-Запада России.

Если вы отправляетесь в путешествие по Северо-Западу России, то непременно следует посетить Русскую Фиваиду на Севере. Термин ввел в обиход православный писатель Андрей Николаевич Муравьев, опубликовавший в 1855 году книгу размышлений о паломничестве своем по Вологодским и Белозерским местам под названием «Русская Фиваида на Севере». Исто­рически Фиваида – область Верхнего Египта, тер­мин происходит от греческого названия его столицы – Фивы.

В цепочке расположенных здесь святых мест особое место занимает Ферапонтов монастырь, в 120 километрах от Вологды. Весь монастырь – редкий образец сохранности и стилевого единства русского северного монастырского ансамбля XI – XVII веков. А жемчужина комплекса – это фрески Дионисия в храме Рождест­ва Богородицы. Они датируются началом XVI века и названы в честь одного из мастеров – возможно, руководителя артели живописцев, имя которого ученым удалось прочитать лишь в начале века двадцатого.

Фрески обладают уникальными художественными свойствами и завораживающей силой воздействия. И, увидев их однажды, всегда хочется вернуться и посмотреть еще раз. Там нет единой точки восприятия, они смотрятся в движении. Рассматривая их, ты передвигаешься по собору, поворачиваешься, а фигуры на фресках то становятся ближе, то отдаляются, из одной группы плавно перетекают в другую. Порой, глядя на них, забываешь, что находишься внутри замкнутого пространства. Краски неяркие, как короткое северное лето, несмотря на мягкость цвета, нарядны. В торжественной спокойности композиций отразилась эпоха национального самосо­знания русского человека.


Татьяна ГОРД, фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here