Музеи Петроградской стороны стали территорией современного искусства

На целый месяц Петро­градская сторона захвачена революционерами. Нет, не политическими, а художественными, от искусства. По 22 октября в Петербурге идет очередной фестиваль с длинным, чуточку академичным названием «Современное искусство в традиционном музее».

Появился он в недрах фонда «Про Арте» в 2000 году и за эти 17 лет проводится уже в 14-й раз. В какой-то момент «Совриск в традмузее» превратился в биеннале. Случи­лись и другие перемены. Например, с прошлого раза фестиваль обзавелся приглашенным куратором. В нынешнем году эту роль исполняет немка Катрин Беккер, директор берлинского Видеофору­ма. Катрин, впрочем, превосходно говорит по-русски и имеет опыт организации мероприятий на нашей почве. В 2012 году она была куратором III Московской биеннале молодого искусства.

– Я определила тему фестиваля как «Факты и вымыслы», – говорит сама Катрин Беккер. – Она неизменно актуальна – в политическом, медийном и научном контексте. Что, собственно, является фактом? Наш нынешний проект понимает современное искусство как некую форму общественного высказывания. Художники из семи стран, которые принимают участие в фестивале, конвертируют некие стереотипы в визуальные образы. Они представляют альтернативный взгляд на мир. Тема широкая, но я думаю, что наши проекты смогут ее достойно охватить. В игру включились восемь учреждений, но проектов больше – в некоторых музеях их по два или даже по три.

Жизнь на Марсе

Вот в Музее космонавтики и ракетной техники турецкий художник Халила Алтындере организовал проект «Кос­мический беженец». Надев виртуальные очки, гость увидит видео, иронично обыгрывающее расистские стереотипы, которые у многих возникают при мысли о беженцах. Раз им нет места на Земле – возможно, им следует отправиться в космос, на Марс?

Штурма Зимнего не было

В Музее политической истории «Настоящая небыль» – проект выпускников «Школы молодого художника» «Про Арте». Тут организована выставка на тему легенд, мифов и небылиц, закрепившихся в общественном сознании как исторические факты. Вроде взятия Зимнего в 1917-м – которое появилось на самом деле лишь как эпизод в фильме Эйзенштейна. «Современное искусство актуализует важные для музея вопросы, которые обычно он не поднимает, живя в другом темпе, – и тем оно важно, – считает замдиректора музея Лилия Кураева. – Интересно и когда эти проекты по-новому раскрывают темы, представленные в музее, и когда они приходят в конфликт с музеем. В любом случае это хорошо, потому что открывает новые возможности и будит мысль».

Без названия, без звука

При Музее петербургского авангарда (доме Матюшина) петербургская группа художников «Север-7», вдохновившись творчеством авангардистов Михаила Матюшина и его супруги Елены Гуро, создала парник. Внутри на торфяной почве произрастают какие-то коряги, отсылающие, впрочем, к деревянным скульптурам, которые создавал Ма­тю­шин. Обещают посадить и редиску, которую в конце фестиваля можно будет съесть.

А внутри самого музея Маргарете Дреер, немецкая художница, к сожалению не прибывшая на фестиваль, разместила «Без названия без звука» – проект… Впрочем, это лишь телевизор, на экране которого постепенно сменяют друг друга цветовые квадра­-ты. Прямая иллюстрация к Малевичу или к важному матюшинскому труду «Законо­мер­ности изменяемости цветовых сочетаний».

Маршруты судьбы

В Музее-квартире Елизаровых художница Варвара Шаврова выставляет композицию «Картография судеб», где исследует малую историю – своей семьи. Впрочем, не такую уж и малую: в Петербурге есть улица Шаврова – знаменитого родственника художницы, изобретшего самолет-амфибию.

А проект «Видеограммы одной революции» Харуна Фароки и Андрея Ужицы занимается, наоборот, масштабными событиями – свержением румынского режима Чау­шеску.

И сном окружена вся наша маленькая жизнь

В Музее сновидений Зигмунда Фрейда Марина Алексеева организовала «Быстрые движения глаз», полуфантастические образы, которые движутся и возникают в музейных витринах. Не надо забывать, что тема фестиваля – факты и вымыслы, а уж сны по-фрейдовски как раз занимают промежуточное положение между теми и другими. Художница, впрочем, не пожелала сообщить, как именно она создала эти анимации. «Лучше сосредоточьтесь на свободных ас­социациях», – посоветовали организаторы.

Флаг в руки

И наконец, в Музее истории фотографии – композиция «Флаг/реконструкция» российско-австрийской художницы Анны Ермолаевой трактует знаменитый раскрашенный флаг из фильма «Броненосец «Потемкин». Опять революция. Но куда без нее в 2017 году? 


Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here