На экраны выходит «Тюльпанная лихорадка»

В середине XVII века Голландия пережила так называемую тюльпаноманию – невероятный всплеск ажиотажа вокруг луковиц тюльпанов. Цены на луковицы редких сортов с разноцветными лепестками достигали тысяч гульденов. И рынок наводнился множеством отчаянных спекулянтов-любителей, рисковавших всем ради перспектив счастливой жизни в молодой и богатой торговой республике.

В фильме «Тюльпанная лихорадка» речь идет как раз о таких авантюристах, о нескольких молодых голландцах, которые жаждут жить, любить – и, конечно, успешно торговать. Вообще у картины длинная и непростая история – ее собирались снимать еще в далеком 2004 году. Тогда в режиссеры прочили Джона Мэддена – который уже набил руку в костюмных мелодрамах, получив «Оскар» за «Влюбленного Шекспира». Главные роли должны были сыграть элегантный Джуд Лоу и едва ставшая звездой Кира Найтли. Но из-за финансовых вопросов съемки отменились.

Тринадцать лет спустя режиссером выступил Джастин Чадвик. Мы его тоже знаем по историческому фильму «Еще одна из рода Болейн» – в общем-то, довольно посредственной мелодраме, завернутой в исторические костюмы. Но с тюльпанами ему, как и его героям, повезло больше. Возможно, причина тому – имя самого великого драматурга Тома Стоппарда, который числится среди сценаристов фильма. Трудно ожидать, что из-под Стоппардова пера выйдет что-то посредственное, да к тому же он явно любит шекспировскую барочную напряженность. Все помнят «Розенкранца с Гильден­стерном»; и «Влюбленный Шекс­пир» – его работа.

 В фильме богатый старик (Крис­-тоф Вальц) мечтает, чтобы молодая жена (Алисия Викандер) родила ему ребенка. Но дитя все не зачинается, и измученная несчастливым браком девушка бросается в объятия юного художника (Дэйн ДеХаан), которого ни о чем не подозревающий муж нанял для семейного портрета. Ей помогает наперсница – служанка (Холлидей Грейнджер), у которой свои собственные сложности в отношениях с торговцем рыбой (Джек О’Коннелл).

 Все смотрятся как-то на редкость уместно. Викандер – настоящая «смуглая леди» (опять Шекспир), а корифей Вальц замечательно создал образ вроде бы привычного мужа-рогоносца, который вдруг по стоппардовской воле превращается в кого-то совсем другого. Тем более что сцены с его участием были отсняты в первые три недели – актер торопился на другой проект.

Дэйн ДеХаан, признаться, тут го­раздо более на своем месте, чем у Бессона в «Валериане»; да и его партнерша Кара Делевинь, которая здесь играет девку из таверны, смотрится как-то веселей. Комик Зак Галифи­анакис воплотил тип Ламме Гудзака. Совсем другой, впрочем, чем воплощенный Евгением Леоновым в «Леген­де о Тиле», но не менее колоритный.

Что уж говорить о таких титанидах, как Джуди Денч, которая выступила в роли аббатисы, доброй, набожной, но не лишенной коммерческой жилки и торгующей тюльпанами направо и налево. Все это сделано легко, может быть, даже легковесно, набросками – но от этого фильм не теряет привлекательности.

Интриги закручиваются в неразрешимый клубок, забавный, как «Двенадцатая ночь», и местами не­ожиданно трагичный, почти как «Ромео и Джульетта». Только фоном – и ключом к богатству и счастью – здесь становятся колышущиеся клумбы тюльпанов.

 Оформление вообще оказалось на высоте. Голландия XVII века прямо просится на экран – ведь мы помним бесчисленные картины, от натюрмортов до пейзажей, от интерьеров малых голландцев до психологических композиций Рембрандта. Или можно вспомнить наполненную эстетизмом «Девушку с жемчужной сережкой» Яна Вермеера. И это тем более впечатляет, если знать, что в настоящей Голландии не было снято ни одного кадра – весь Амстердам создали на английской земле. Ну так и у Шекспи­ра дело то в Дании, то в Италии. Вот и для Стоппарда голландский старинный фон послужил поводом поговорить о чем-то своем.


Фото KINOPOISK.RU

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here