Пророчество победы

63

75 лет назад, 9 августа, в блокадном Ленинграде была исполнена Седьмая симфония Дмитрия Шостаковича. Это для меня очень личная дата: моя любовь к современной музыке, да и вообще мой музыкальный путь начались с музыки Дмитрия Дмитриевича.

Во время войны я оказался в эвакуации в Куйбышеве, бывшем в то время запасной столицей. Мне было шесть с небольшим, когда я поступил в куйбышевскую музыкальную школу. Узнав о том, что в начале марта 1942 года в местном ДК состоится первое исполнение Седьмой симфонии Шостаковича, жившего с семьей в эвакуации в Куйбышеве, наша учительница Мария Григорьевна посоветовала моей матери отвести меня на премьеру. 5 марта оркестр Большого театра, эвакуированного в тот же город, под управлением Самуила Самосуда впервые сыграл эту великую симфонию.

Симфония произвела огромное впечатление на всех. Я помню, как Дмитрий Дмитриевич кланялся, складываясь пополам. Помню слезы на глазах во время исполнения симфонии – и в первой части, когда после зловещей музыки нашествия, превращающейся в страшный ураган, появляется тема отпора, и в финале, предсказывающем грядущую победу. Это были слезы радости. Не забудем: ведь Самара, в то время Куйбышев, находится не так далеко от Сталинграда, до нас долетали немецкие самолеты-разведчики; да и время – весна 1942 года – было очень тяжелым. Казалось бы, о победе думать еще рано, но музыка Шостаковича позволяла ее предощутить.

Через три недели Самосуд дирижировал симфонией в Москве, еще через несколько недель она прозвучала в Ташкенте (дирижер – Илья Мусин), затем – в Новосибирске (дирижер – Евгений Мравинский). Но самое прославленное исполнение этого произведения состоялось, конечно, в осаж­денном Ленинграде. В этой связи нельзя не подивиться подвигу Оркестра Ленинградского радио и его прославленного руководителя Карла Элиасберга, дирижировавшего блокадной премьерой симфонии. Карл Ильич стал искать по всему городу дееспособных музыкантов, собирать оставшихся в живых оркестрантов Дома радио – это был единственный оркестр, не вывезенный из Ленинграда. Помогли и музыканты полковых оркестров, отозванные с фронта.

После 9 августа 1942 года симфония звучала много раз в исполнении выдающихся оркестров и дирижеров, на разных континентах, и ее слушали десятки миллионов людей во всем мире, воспринимая как символ победы и свободы…

Для людей моего поколения, не помнящих 1937 год, но уже впитавших впечатления от репрессий послевоенного времени, в симфониях Шостаковича воплощается поразительное свойство музыки: способность сохранять тайную свободу даже в условиях жесточайшего тоталитаризма. Дмитрию Дмитриевичу дано было сказать своей музыкой то, что никто не мог сказать из писателей, поэтов, режиссеров, тотчас за это не поплатившись. Шостаковичу удалось высказать всю правду о времени, не сломавшись и оставшись свободным художником.


Иосиф РАЙСКИН, музыковед, музыкальный критик, автор книги «Дмитрий Шостакович. Симфонии общей судьбы»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here