Эта книга о жизни Петербурга изобилует сюжетами для множества сериалов

Ценителям петербургской истории стоит обратить пристальное внимание на книгу Льва Лурье «Град обреченный», только что вышедшую в издательстве «БХВ-Петербург». В книге этой тоже немало сюжетов, которые могли бы вызвать неудовольствие или, наоборот, страстное любопытство добропорядочной публики, – хватит на множество сериалов. Ну вот, скажем, такое:  «До 1894 года Матильда Феликсовна жила с наследником престола, будущим императором Николаем II, а затем перешла к великому князю Сергею Михайловичу. И вот: солнечный удар. С первого взгляда она влюбилась в самого красивого, как считалось, из молодых Романовых. Уже через несколько месяцев они оказались в Биаррице. Вскоре стали жить вместе, в 1902 году родился сын Владимир. Как показало время, это была удачная пара. Андрей Владими­рович, как большинство великих князей, был инфантилен, но прекрасно воспитан и хорош собой. Когда у Матильды начался роман с ее балетным партнером Петром Влади­мировым, великий князь вызвал его на дуэль в Булонском лесу и отстрелил нос».

Или такое: «Немало проблем принцу и его жене Евгении Максимилиановне доставлял единственный сын, Петр Александрович, известный в свете азартный игрок и мот… в 1901 году его женили на сестре императора, великой княгине Ольге Александровне. Впоследствии она утверждала, что за 15 лет брака супружеских отношений между ними не было… С 1903 года вместе с ними жил ротмистр Кули­ковский, личный адъютант принца и фактический муж Ольги. В 1916 году супруги наконец развелись, и Ольга смогла выйти замуж за Кули­ковского».

Книга петербургского историка и культуртрегера, в последнее время более известного как лектор и экскурсовод, представляет собою конспекты его лекций и экскурсий по двум наиболее выигрышным маршрутам «Блистательного Санкт-Петербурга»: по Ад­миралтейской части (от Летнего сада до Дворцовой площади) и по тому куску «золотого треугольника», что расположен между Мойкой и Невским проспектом (впрочем, путешествие это захватывает и квартал Александрин­-с­кого театра). Каждый маршрут – цепь главок-новелл о том или ином месте (жилой дом, магазин, популярный центр увеселений вроде Летнего сада или Марсова поля), где жили, умирали, нескучно, как видим, проводили время жители и гости нашего города сто лет назад.

Написано сдержанно и вместе с тем ярко, со множеством подробностей разной степени аппетитности. Чтобы читатель уж точно не заскучал, автор периодически рифмует события и артефакты вековой давности с днем нынешним: вот, скажем, этот магазин был чем-то вроде нынешней «Икеи», а этот – один в один «Стокманн». Вышепомяну­тый великий князь Андрей Владимирович в эмиграции «работал офис-менеджером». Журнал «Сто­лица и усадьба» сегодня назвали бы гламурным. Инструкторы скетинг-ринков – по нашим временам вроде фитнес-тренеров – зарабатывали со всеми бонусами и попутными удовольствиями раз в двадцать-тридцать больше квалифицированных рабочих, которые, сколько можно понять, тоже не бедствовали.

Вообще много всевозможной цифири: сколько стоит завтрак в одном заведении и обед в другом, цены в номерах, в какую сумму обойдется гвардейскому офицеру поддержание его статуса: мундир, подарки дамам, взнос в полковую кассу и проч. И это не бухгалтерский отчет, а, что называется, живые цифры, чрезвычайно содержательная иллюстрация каждодневного существования петербуржца, представителя одной из многочисленных тогдашних страт: «С 12.00 до 15.00 в ресторане подавали завтрак. Стоил он недешево – 1 руб. 70 коп., а его счет включал: сам завтрак – 75 коп., утренний графинчик водки – 40 коп., 2 кружки пива – 20 коп., чаевые официанту – 20 коп., чаевые швейцару – 15 коп.».

Несмотря на обилие подробностей сугубо частного характера и очень небольшой удельный вес словесной «воды», читать очень комфортно – такое ощущение, что автор, составляя книгу, предоставлял фактам самим складываться в сюжетный узор. Напоминает детскую игрушку тридцатилетней давности, калейдоскоп: как «осколки разбитого вдребезги» ни перемешивай, складывающийся рисунок оказывается чрезвычайно эффектным. Тот нечастый случай, когда книга сама себя рассказывает… 

Огромный мир, чрезвычайно сложно и прихотливо организованный, с обилием разнообразных законов, неписаных «понятий», причудливых ритуалов, точное значение которых каждому, впрочем, было прозрачно ясно. Можно томно вздыхать: мол, ах, какая же была интересная, веселая, насыщенная жизнь, вот она, дескать, Россия, которую мы потеряли… Жизнь и вправду, судя по всему, была чрезвычайно интересная, но автор в обстоятельном введении, по сути монографии «Петербур­жец в начале ХХ века», рассказывает, доказывает, показывает, что ничем, кроме революции, эта самая жизнь закончиться не могла.


Сергея КНЯЗЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here