Впервые Полину Руновскую я встретила много лет назад на концерте в клубе «Книги и кофе». Ее голос поразил меня. И вот недавно увидела афишу моноспектакля режиссера Андрея Дежонова «Человеческий голос» по пьесе Жана Кокто в исполнении Полины Ру­новской. Мы встретились, потом я посмотрела спектакль, который Полина играет на сцене театральной площадки «АртМуза». И убедилась, насколько этот спектакль – личная, выстраданная история Полины.

– Героиня, которую вы, Полина, играете, – очень сложный персонаж…
– Моя героиня на протяжении всего спектакля говорит по телефону с мужчиной, покинувшим ее, это их последний разговор… Вечная история – история любви, которая никуда не уходит. Вообще я никогда не думала о «Человеческом голосе», мне очень хотелось сыграть комедийный спектакль – легкий, счастливый и радостный, о том, как это просто: любить и быть живым. Я рассказала о своей задумке режиссеру Андрею Дежонову, он размышлял пару дней, потом спросил: «Что ты думаешь о «Человеческом голосе» Кокто?..» Я опешила и сказала, что более драматичной пьесы не знаю…

– Получилась совсем не комедия…
– …Да уж, не комедия – страдание, но ничто так не заставляет искать спасения, как отчаяние. Моя героиня ищет выход из тупика. Эти диапазонные состояния: невыносимость быть без любимого рядом и тут же счастье, что ты его слышишь, что он жив; понимание, что все кончено и теперь будет по-другому, и невозможность себе это представить… В моей жизни была такая история. Думаю, у каждого человека было что-то подобное.

– Я занимаюсь музыкой с раннего детства. Мама рассказывала, что в пять лет я заявила, что стану певицей. Уже в сознательном возрасте мне захотелось петь до невозможности. У меня была серьезная травма – было время поразмышлять, как жить дальше. Мой учитель, которому я бесконечно благодарна, Геннадий Эмильевич Вильховецкий, в прошлом солист Мариинского театра, – подарил мне меня. Он дал мне ключи от всех дверей – эти ключи звенят примерно так: «Постарайся любить и уважать все, что ты делаешь». Учитель просто любил нас, всех своих учеников. Он ничего не требовал от меня, просто сказал: занимайся – и твой голос будет нам подарком.

– Это ваш первый драматический опыт?
– Не совсем. Я очень люблю делать программы концертов из романсов, стихов и импровизаций, где есть сюжет и линия, – и они воспринимаются как спектакли. Но этот спектакль, конечно же, удивительный опыт – мудрый режиссер дал мне полную свободу и деликатно меня направлял. Работая над «Человеческим голосом», я очень много придумывала, сочиняла музыку к спектаклю и представляла, как двигается героиня, во что одета, написала слова мужчины, с которым она разговаривает по телефону. Надо было выучить много текста, я его проговаривала и репетировала сама с собой, плавая в бассейне взад-вперед, – монотонное движение помогало учить. Постепенно ко мне пришло осознание, как точно выбрал пьесу режиссер, мне есть чем поделиться, есть что сказать. Человеку только кажется, что Бог не любит его, забыл его, ему кажется, что с ним произошло зло. А на самом деле это не зло, со временем открывается истина.

– В этом спектакле вы почти не поете…
– Здесь голос как партнер, он возникает, когда нельзя скрыть чувства, когда у моей героини заканчиваются слова и силы.

– Вы проделали большой творческий путь. Всегда ли хватало сил?
– Главное, поверить, что ты не одинок, с тобой Создатель, всегда-всегда! Довериться тому, «что не все так, как ты видишь», – трудно, но возможно. Я смотрю на маленьких детей и восхищаюсь – они чувствуют высшую защиту, они не боятся: если радостно – радуются, или подойдут пожалеют, или песню споют громко от души, и любознательные, и искренние. Дети – наши великие учителя, они напоминают нам о нас самих, что мы иногда забываем о самом важном, о вере в чудо, только так его можно увидеть. Сделать шаг навстречу другому человеку – просто улыбнуться первым, незаметно делать маленькие добрые дела, не позволять себе думать плохо о людях, не скверно­словить, радоваться каждому дню… Знаете, мне было важ­-но, когда после спектакля «Человеческий голос» один мужчина написал, что он увидел, насколько мало уделяет внимания своей жене, и что теперь он что-то новое понял, что-то пережил. Как это жизненно необходимо – чувствовать!

– Вы знали Сергея Курёхина? Работали с ним?
– Меня многие спрашивают: не работала ли я с Курёхиным? Нет, к сожалению, не успела. Мне посчастливилось работать с разными невероятными авангардными музыкантами – Николаем Судником, саксофонистом Николаем Рубановым, итальянским пианистом Арриго Каппеллетти и многими дру­гими. С Колей Рубановым мы создали проект «Ру-2»: «Птичий язык рыб» – голос и саксофон. Потом был «Монолог певицы «Из красного в желтое» – с использованием бесконечного неба, вполне конкретных слов, странных звуков и простых предметов». Для этого монолога много песен написала и сыграла его 117 раз!

– С какими словами вы встаете по утрам?
– С молитвой Оптинских старцев. Еще прошу ясной головы, чистого голоса, быть полезной людям, прошу милости Его к близким моим – с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне этот день. Учусь принимать все, что посылается мне: все встречи, всех людей, все испытания, дары. Бог ведь всегда дает человеку право выбирать – принять или отказаться.

– Бог в нас…
– Именно. И здесь нет никакого противоречия.


Беседовала Елена ДОБРЯКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here