Один скромный директорский юбилей

Исполнилось четверть века с того момента, когда Михаил Борисович Пиотровский был назначен директором Госу­дарственного Эрмитажа. Месяцем раньше в Кремле президент РФ Вла­димир Путин вручил ему Государственную премию за вклад в сохранение отечественного и мирового культурного наследия. «Здесь я не первый музейщик, – сказал на церемонии Михаил Бо­рисович. – В прошедшие годы здесь стояли, получая Госу­дарственную премию, реставраторы часов, реставраторы фресок, директора нестоличных музеев. Это означает, что наш музейный труд признается высшей властью».

Минувшие 25 лет были трудным временем для страны, да и случались ли в России вообще легкие времена? В том, что Эрмитаж выстоял и обрел статус самого великого музея нашей страны, немалая заслуга его директора.

«Кто бы мы были без музеев? Они показывают, что искусство вечно. Мне очень нравится выражение Михаила Борисовича, что музеи существуют не для того, чтобы показывать, а для того, чтобы сохранять. Облик нашей цивилизации – цивилизации Старого Света в гораздо большей степени зависит от музеев, чем от съемочных площадок, пусть не обижаются на меня коллеги. Ведь без литературы, без музеев люди превратятся в двуногих животных», – сказал однажды на традиционном эрмитажном празднике – прощании с белыми ночами – кинорежиссер Александр Сокуров, снявший об Эрми­таже свой знаменитый фильм «Русский ковчег».

В понедельник, когда музей был закрыт для публики, журналисты эрмитажного пула были приглашены на этот романтический и немного грустный праздник. Придумал его когда-то Владимир Юрьевич Матвеев, заместитель директора Эрмитажа по выставкам и развитию, который, к сожалению, несколько лет назад ушел из жизни. Каждый год он сочинял сценарий, который не повторился ни разу. Журналисты, пишущие об Эрмитаже, вспомнят, как спускались в музейные подвалы, знакомясь с хитросплетениями инженерных коммуникаций огромного дворца и с тамошними обитателями – эрмитажными кошками. Как слушали однажды в античных залах «сумеречный рассказ» Александра Иванова «Сте­реоскоп» в исполнении Леонида Мозгового. Как поднимались на чердак и даже на крышу Зимнего дворца, где бродили рядом со статуями ангелов и рыцарей, любуясь панорамой простирающегося внизу великого города.

На этот раз проводы белых ночей соединились с чествованием Михаила Борисовича.

Собрались все в Малом итальянском просвете Нового Эрмитажа. Михаил Борисо­вич представил собравшимся удивительную картину Паоло Веронезе «Обращение Савла», которая совсем недавно вернулась в постоянную экспозицию после реставрации.

– Мы не устраивали по этому поводу церемонию, не приглашали гостей и журналистов. Однако возвращение этой картины – событие. Поэтому сейчас мы торжественно отметим его.

И вместе с Ириной Артемьевой, ведущим научным сотрудником отдела западноевропейского изобразительного искусства, перерезал красную ленточку, отделявшую картину от публики.

– Ленточка должна быть зеленая, ведь это любимый цвет Веронезе, – пошутил Михаил Борисович. – Но зеленые у нас закончились.

По словам Пиотровского, это полотно Веронезе – один из главных шедевров Эрмитажа. Экскурсоводы всегда останавливаются возле него и рассказывают его историю. Так было и в советские годы. Тогда господствовал атеизм, а тут людям рассказывали о сюжете – обращении язычника Савла, гонителя христиан, в великого апостола Павла. 

Реставрация длилась два года. Были осторожно удалены слои лака и записи.  Проявились незаметные до реставрации детали: «продолжение луча божественного света, нацелившееся в голову поверженному Савлу, сверкающие шлемы, панцири и звенья кольчуг воинов, заклубившуюся в вихре траву, листву и ветви деревьев».

Михаил Пиотровский и его деятельность значимы не только для Эрмитажа, но и для нашего города. Для многих он – образец настоящего петербуржца. В интервью нашей газете однажды он сказал, что к Петербургу нужно относиться как к живому существу:

– Петербург – место очень обостренное, очень нервное. «Умышленный» город, в котором все «нервности» сильнее, чем в других местах. Здесь все время такая борьба между разными силами происходит в очень острой форме. Борьба добра и зла, образованности и необразованности, культуры и бескультурья.

Отвечая на вопрос, как сохранить ценности культуры в лихие времена, он говорил о необходимости «выработать некоторые критерии, объясняющие, что людям делать нельзя никогда, ни при каких обстоятельствах. Нельзя даже не потому, что существует закон, а потому, что это недостойно человека. Ведь и во время войны были те, кто стрелял по церквям, а были те, кто не стрелял. Вопрос человеческого выбора. Для защиты произведений искусства существуют музеи, которые должны быть неприкосновенны».

Досье

К 2017 году Эрмитаж прирос бывшим зданием Министерства иностранных дел и Министерства финансов (Восточное крыло Главного штаба). Внутреннее пространство здания было полностью реконструировано, превратившись из офисного муравейника в современный музей. При этом фасад Росси был сохранен в неприкосновенности.

К Эрмитажу добавился Музей Императорского фарфорового завода. А еще – здание Биржи, где в будущем разместится Музей геральдики и гвардии. В здании Малого Эрмитажа, в помещении бывшего Манежа, оборудовано новое выставочное пространство. Продолжается строительство комплекса зданий реставрационно-хранительского центра «Старая Деревня». Иными словами, площадь музея увеличилась более чем в два раза.

С 1 января 1992 года по настоящее время в музее прошло более 800 выставок из собрания самого Эрмитажа и других музеев – российских и зарубежных.

На 31 декабря 2015 года на учете Государственного Эрмитажа состояло 3 135 120 экспонатов. Самый большой экспонат музея – Александровская колонна, которая была передана в ведение Эрмитажа в 2009 году.


Юрий ОБРАЗЦОВ, фото: Сергей НИКОЛАЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here