Петербургские яхтсмены привели в порядок некрополь русских моряков на острове Новик

Пять дней, дюжина членов экипажа и 200 морских миль: в Северную столицу вернулась яхта «Лукулл», на которой петербургские моряки отправились в экспедицию «Дорогами Пет­ра I» по островам Выборгского залива. Волонтеры не только справились с непредсказуемой погодой, которая господствует в Финском заливе этим летом, но и смогли выполнить главную цель похода – добраться до некрополя русских моряков на острове Новик, чтобы по традиции привести в порядок могилы погибших матросов и офицеров.

Неизвестные моряки

«Здесь, на острове Новик, похоронены моряки Российского флота. Упокой, Господи, души усопших раб твоих», – гласит надпись на одном из каменных памятников. В некрополе русских моряков надгробная плита – это скорее редкость, но если встречаешь такую, то на ней чаще всего без лишних подробностей написано: «Ва­силий Развозов. Кадет Морс­кого кадетского корпуса. Уто­нул 21 июля 1862 года». Над большинством захоронений стоят одинаковые деревянные кресты без имен, дат и каких-то деталей, которые могли бы хоть немного рассказать о погибших.

– Здесь несколько десятков неизвестных могил, – рассказывает руководитель экспедиции Михаил Сидоровский. – Дело в том, что вести учет людей, похороненных на острове Новик, начали только в середине XIX века, а первые захоронения появились еще во время Северной войны – в начале XVIII века.

Среди крестов стоит небольшая часовня, за которой, видно, ухаживают неравнодушные местные жители: внутри иконы, подставка для церковных свечей, даже небольшая метла с совком, чтобы поддерживать чистоту. А вот надгробные плиты и могилы успели изрядно порасти сорняками. Ребята из экипажа, несмотря на проливной дождь, рвут траву, которая пытается скрыть деревянные кресты, и срезают мох, разросшийся на памятных камнях.

Сосновый остров

Остров Новик раньше назывался по-фински – Манту-Сари, что буквально переводится как «Сосновый остров». Переименовали его в 1950-х годах по инициативе выборгских судостроителей в память о прославленных кораблях Российского флота, носивших название «Новик». Однако за кладбищем долгое время толком никто не ухаживал – только в 1997 году его обнаружили члены петербургского клуба юных моряков «Адмиралте­ец». Тогда на надгробиях еле просматривалась морская символика, и юные моряки решили своими силами восстановить некрополь.

Три года назад вместе с руководителем клуба «Адми­ралтеец» Сергеем Шихаревым на Новик отправились волонтеры брига «Триумф» и, увидев это мемориальное место своими глазами, твердо решили: будут приходить сюда каждый год, чтобы заботиться о памяти погибших. В этом сезоне «Триумф» встал на капитальный ремонт, поэтому экипаж отправился в традиционный поход вместе с волонтерами «Фонда поддержки, реконструкции и возрождения исто­рических судов и классических яхт», а также с товарищами из команды «Лукулла».

– Остров Новик – это наша морская история, от которой мы не можем так просто отказаться, – объясняет Михаил Сидоровский. – Это наши предки – такие же молодые парни, как мы, которые погибали, создавая морскую историю России. И меньшее из того, что мы можем для них сделать, – это ухаживать за их захоронениями.

По сложному фарватеру

В этот раз на борту собрались и опытные моряки, и начинающие яхтсмены. К примеру, для Романа Муртазина это первый серьезный поход под парусами. Еще перед отправлением молодой человек отмечал, что для него экспедиция в море – это настоящие эмоции и ощущение свободы. У другого матроса, Андрея Лабутина, дедушка был моряком. И именно в этом походе, как признается Андрей, он по-настоящему понял своего родственника, когда сам встал за штурвал.

Капитан гафельного куттера «Лукулл» – опытнейший яхтсмен, неоднократно пересекавший Атлантику Валерий Лукин. Он стал учителем для многих моряков: как молодых, так и тех, кто пришел к морскому делу уже в зрелом возрасте. Морской волк рассказал, что одним из его матросов был директор столичного банка, которого так захватило морское дело, что после своего первого похода он бросил все и стал ходить под парусами.

За пять дней экипаж прошел путь от Петербурга до Выборга и обратно, посетив три острова: Новик, Вихревой и Маячный, в общей сложности преодолев больше 370 километров. И все это – по фарватеру, который, как отмечают члены экипажа, считается одним из самых сложных для судоходства. К тому же именно в небольшом Выборгском заливе погода бывает жестче, чем в открытом море: резкий и изменчивый ветер может дуть со всех четырех сторон.

– Поход – это всегда множество неудобств: качка, жесткая кровать, ветер, холод, бытовые проблемы, – рассказывает Ми­хаил Сидоровский. – Кажется: зачем все это? Но, проходя этот путь, ты понимаешь, что именно на корабле можно узнать множество вещей: развить координацию, стать сильнее и научиться работать в команде, что пригодится в любой сфере жизни.


Автор – Полина ОГОРОДНИКОВА. Фото Ксении КАСЬЯНОВОЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here