G20: правила игры стали ясны

62

Саммит достиг своих целей, несмотря на позицию США

Прошедший в минувшие выходные саммит G20 в Гамбурге стал новостью номер один в мировых и российских СМИ. Помимо экономических вопросов участники обсуждали борьбу с терроризмом и кибербезопасность, ситуацию в Сирии и на Украине, про руководство которой Владимир Путин сказал, что «у них остался только один «товар», которым они успешно «торгуют», – это русофобия».

После переговоров с Владимиром Путиным, длящихся беспрецедентно долго – более двух часов, Дональд Трамп назвал беседу «потрясающей», а госсекретарь США Рекс Тиллерсон высказался в том духе, что между президентами установилась «очень чистая и позитивная химия». Только хозяйка саммита канцлер Германии Ангела Меркель, подведя итоги встречи «Группы двадцати», высказала сожаление, что «консенсуса достичь не удалось», имея в виду Парижское соглашение по климату, которое США так и не подписали.

Об итогах G20 и о том, что осталось за скобками, с «Вечёркой» поделился российский политолог, генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.

– Замечания госпожи Меркель по поводу того, что консенсуса в некоторых вопросах достичь не удалось, вызывают сожаление, – рассказал в эксклюзивном интервью «Вечёрке» Алексей Мухин. – На самом деле цель саммита достигнута: государства – участники G20 продемонстрировали, что готовы к сотрудничеству и договорились о правилах игры. Напомню, что, во-первых, саммит не решал политических задач, в его повестке дня – задачи прежде всего экономические. И здесь ситуация выправляется. Об этом говорил и президент Владимир Путин, отметив, что многие проблемы удалось разрешить. Во-вторых, встреча Путина и Трампа, так сильно разрекламированная в американских СМИ, судя по всему, – часть большой игры, которую американский истеблишмент вел с Трампом. Это такое внутренне американское дело. Однако Путин и Трамп, по всей видимости, договорились о некоторых вещах, которые сочли нужным скрыть от публики. Но здесь я выступаю пессимистом – прорыва в отношениях России и США достигнуть пока не удалось. США по-прежнему рассматривают Россию как помеху на своем пути, помеху для реализации своих собственных планов. Но, с другой стороны, это и не плохо, потому что подобного рода ситуация автоматически ставит Россию в разряд глобальных держав, и с этим фактом США придется просто жить.

– Американские политологи как раз говорят о том, что с помощью встречи двух лидеров в Гамбурге Россия хочет вернуться в клуб великих держав…
– Россия давно вернулась в этот самый клуб великих держав. Понятно, что для США это очень неприятная новость, но факт остается фактом. С тех пор как США объявили так называемую санкционную войну России, то, чего они так опасались, случилось.

– Как вы считаете, тема санкций надолго останется в российско-американской повестке?
– Россия уже давно использует санкции себе на пользу. Думаю, что ужесточение санкционного режима со стороны США приведет к серьезному ответу со стороны России, которая пока воздерживалась от этого. Кстати, так называемые антисанкции, которые были введены против Европейского союза, сработали очень хорошо. По признанию европейских экспертов, Европа потеряла больше, чем Россия. Полагаю, что в отношениях с США будет применена такая же тактика – у нас есть достаточно инструментов, чтобы сделать США и больно, и неприятно.

– Одна из больных проблем, которая обсуждалась российским и американским президентами, ситуация в Сирии – с 9 июля достигнуто прекращение огня на юго-западе этой арабской республики…
– О прекращении огня стороны договорились гораздо раньше – на уровне военных… А на саммите «двадцатки» эта проблема широко не обсуждалась. Надо понимать, что гражданская война в Сирии заканчивается, и есть попытка некоторых государств приобщиться к разделу страны. Это напоминает ситуацию времен Второй мировой войны: когда СССР сломал хребет фашистской военной машине под Сталинградом, наши западные партнеры открыли второй фронт, чтобы поучаствовать в разделе трофеев. И в Сирии сейчас происходит то же самое. Поэтому и президент Франции Макрон, и Госдеп заявили, что они не настаивают на том, чтобы отстранить сирийского президента Башара Асада от власти.

– Наконец, то, что Трамп отказался подписывать Парижское соглашение по климату, о чем сильно сожалела госпожа Меркель, повлияет ли на обязательства других стран?
– Выход Трампа из Парижского соглашения по климату – большая ошибка США, и думаю, это один из шагов к их международной изоляции.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here