Завтра – Всемирный день защиты детей

Вы думаете, что благотворительные фонды – это обман доверчивых граждан? Вероятно, вы никогда не интересовались, как все же работают некоммерческие организации в России, ежедневно сталкивающиеся с недоверием, а порой и равнодушием.

Благотворительный фонд «Нить добра» исполняет мечты детей с онкологическими заболеваниями. «Так вы деток не лечите, что ли?» – это самый частый вопрос, который задают люди, не осведомленные о важности психологической помощи. «Как же они не понимают, что детям во время таких испытаний необходима поддержка!» – в который раз с досадой восклицает на очередном собрании директор фонда Александр Стукан. Саше всего 23 года, он заканчивает магистратуру в университете ЛЭТИ. В юности он потерял дедушку и не понаслышке знает, что такое рак. Увидев, какие страдания приносит эта болезнь, он поставил себе цель – помогать тем, чьи силы на исходе. А кроме него еще три девушки-волонтера – вот и весь наш фонд.

…Помню, как год назад, впервые подходя к городской больнице № 31, я изо всех сил пыталась скрыть волнение перед Александром, у которого давно вошло в привычку навещать друзей из детского отделения. А я будто попала в другой мир. Еще утром я до дрожи в коленках переживала за первую в своей жизни сессию, а теперь белые стены, перед глазами – худенькая девочка кричит на весь коридор от боли и сжимает металлические поручни больничной койки так, что тонкие пальчики стали синими. А потом мне предстоит знакомиться с остальными подопечными фонда, узнавать их мечты. Нужно улыбаться.

Да, дети разные – веселые, беззаботные, скромные, вредные. Конечно, не все готовы общаться, поэтому появляется новая задача – растопить лед в сердцах необщительных и иногда обиженных на мир ребят. «Я вам что – ребенок? Мечтаю о крутом телефоне! Купите?» – проворчала одна девочка.

Пресекая попытки папы рассказать нам, что она увлекается футболом, девочка завершила разговор: «Я уйти из больницы хочу, о другом мне некогда мечтать». А улыбчивая Саша немедля поделилась своей заветной мечтой – стать дворником. Видимо прочитав на наших лицах удивление, Саша спешит объяснить: «Дворники делают наш город лучше. Они закрашивают то, что некрасиво».

И как исполнить такую необычную, но добрую мечту?

Мы тогда пригласили к Саше уличного художника, предоставили девочке возможность побыть дворником, которого нарисовала ее детская фантазия.

Да, у нас далеко не все получается. Но то, что выполнить удается, приносит силы, не позволяющие бросить это дело.

Как-то, рисуя с детьми, мы встретились с Машей, которая подбежала к рисункам и облила их водой. «Посмотрите! Я же Рапунцель!» – гордо объявила она, взмахивая рыжей, почти огненной копной волос. На следующий день, приехав в больницу, чтобы подарить детям открытки с их рисунками, я услышала знакомый смех. Маша бежала по коридору вслед за мальчиками уже в розовой кепочке, прикрываю­щей бритую голову. Больше она не называла себя Ра­пунцель.

Девочка по имени Холжон на комплимент, какая у нее красивая розовая кофта, быстро ответила: «Я розовый цвет терпеть не могу, это папа покупает мне все розовое». Она долго рассказывала о себе, о своем желании стать телеведущей и брать у интересных людей интервью. Немного погодя, когда беседа уже подходила к концу, Хол­жон вдруг тихо спросила: «Ребята, а можно вас потрогать?» Оказалось, что в ходе лечения она полностью потеряла зрение, но, общаясь с нею, никто этого не заметил.

На следующий же день наш директор Саша стал обзванивать телеканалы, но рассказ о Холжон не помогал. Люди быстро отказывали и бросали трубку, даже не дослушав до конца. Разве так сложно помочь Холжон на день погрузиться в мир любимой профессии? Терпение было на исходе, когда Жаклин Олейник, руководитель проекта «Теледетки», выслушав просьбу, уверенно ответила: «Мы сделаем все в лучшем виде».

Она предложила, что Холжон будет брать интервью у самой Ульяны Лопаткиной – примы-балерины Мариинс­кого театра. Мы помчались в больницу, чтобы сообщить Холжон новость. И застываем на пороге от другой новости – ее состояние резко ухудшилось, врачи категорически запретили пациентке покидать стены больницы.

Нам оставалось просто поговорить с девочкой. Алекс­андр направился в палату, натянув ободряющую улыбку. «Я не знаю, сколько мне осталось, но хочу вам кое-что рассказать. И хорошо, что ничего не получилось с мечтой о телеведущей. Я вообще об этом не мечтаю. Я всегда хотела шить красивую одежду, а мечту стать телеведущей просто придумала. Но как мне шить одежду, если я ничего не вижу? А брать интервью я бы смогла, даже не видя собеседника, с этим хоть немного легче», – честно призналась девочка. Через неделю скромной Холжон не стало.

О таких историях благотворительные организации не рассказывают. Тем не менее такое происходит очень часто, и никакой фонд не может это изменить. Каждый раз эмоции переполняют. Вот ты стараешься, обзваниваешь людей, просишь помощи, забываешь о собственных делах, но вдруг… просто становится поздно. «Это нужно пережить, на нас же надеются другие дети, которым мы должны помочь», – с горечью говорит Александр Стукан новым волонтерам, желающим заняться добрым делом. И даже когда силы на исходе, слезы по ночам не дают уснуть, а компании одна за другой отказывают в помощи, все это перекрывает детский голосок: «А мою мечту исполните?..»


Автор – Марине ВАРДАНЯН, студентка СПбГЭУ. Фото ИНТЕРПРЕСС

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here