Почему мы искажаем названия улиц

С тех пор как объявление остановок в общественном транспорте перестало быть обязанностью водителя или кондуктора, записанный текст стал восприниматься пассажирами как некий эталон правильного произношения названий. В недалеком прошлом эталоном грамотной речи служили дикторы на радио и на телевидении. Увы, это ушло, а вот замещения в виде правильного объявления оста­новок не последовало.

Безусловно, большинство названий произносится правильно. Да и вообще было бы странным сделать неверное ударение в названии «Гости­ный двор» или «проспект Ветеранов». А вот с произношением фамилий дело обстоит не так хорошо.

До недавнего времени фамилия Героя Советского Союза Андрея Григорьевича Корзуна, имя которого с 1962 года носит улица в Ульянке, произносилась исключитель­но с ударением на последнем слоге. Лишь недавно, когда объявление остановок стало звучать в записи, появились разночтения. Во многих троллейбусах 1-го троллейбусного парка женский голос произносит: «Следую­щая остановка улица Солдата Кόрзуна».

Фамилия Корзýн происходит от прозвища Корзýн, а оно в свою очередь, по наиболее убедительной версии, восходит к диалектному слову «корзун» – так в некоторых областях называли человека, лишенного передних зубов. Эта версия приводится и в популярном справочнике Юрия Федосюка «Русские фамилии». Смещение ударения на первый слог произошло не так давно, после того как популярность набрала актриса Дина Кόрзун, соучредительница наряду с Чулпан Хаматовой благотворительного фонда «Подари жизнь».

Но ведь это не повод менять ударение в фамилии защитника Ленинграда! Слу­чается, что в одной и той же фамилии ударение ставится по-разному. За примерами далеко ходит не надо: Иванόв и Ивáнов, Дежнев и Дежнёв, Леднев и Леднёв и т. д.

Весной этого года компания «Питеравто» реализовала интересный проект: остановки на 191-м автобусном маршруте теперь объявляют дети, занимающиеся во Дворце творчества юных, а в ряде случаев дают краткую историческую справку об объектах, у которых останавливается автобус. Довелось проехать на 191-м по Петро­градской стороне. Дети при объявлении остановки «Гат­чинская улица» сообщили, что некоторые улицы, примыкающие к Чкаловскому проспекту, получили названия в середине XIX века по городам Санкт-Петербургс­кой губернии. Хо­рошо. И вдруг – на тебе: «Следующая остановка – улица Бармалеева».

Да ведь не в честь Бармале­ева названа эта улица, а по фамилии подпрапорщика полиции Андрея Ивановича Бар­малеева, который в екатерининскую эпоху жил на этой улице, имевшей скучный 16-й номер в ряду других номерных улиц Петербургской тогда стороны.

Дети этого могут и не знать, но существуют же справочники, заглянуть в которые просто обязаны взрослые!

Это же относится и к «взрослым» записям. Неправильно объявлять остановки: «улица Панфилова» или «улица Замшина». Панфилов – не легендарный генерал Великой Отечественной войны, а потомок охтинских плотников, землевладелец, а Замшин – не выдающийся медик, а обычный врач, у которого была в этих местах дача, а он был самым известным жителем улицы.

Поэтому Замшина улица, Бармалеева улица и Панфи­лова улица.

В ряде случаев мешает излишняя конкретика. К примеру, в автобусах 6-го маршрута, следующих по улице Декаб­ристов в сторону Василь­евского острова, на двух языках объявляют: «Следующая остановка – Мариинский театр, вторая сцена». Зачем? Логично предположить, что следующую остановку автобус сделает у исторического здания Мариинского театра. Но нет – это «двойка» к нему повернет, дабы развернуться и ехать в обратную сторону, а «шестерка» увезет замечтавшегося пассажира к площади Труда.

Говорю это потому, что дважды довелось торопить людей выйти, потому что в противном случае они опоздали бы на оперу, которую давали на первой сцене.

В последнее время улучшилась подача информации в вагонах метро. Некоторое время назад перед остановкой поезда называли станцию, на которую состав прибывает, и тут же объявляли: следующая станция такая-то. Помните – Штирлиц, узнав у Рольфа нужную информацию, спросил про таблетки, за которыми якобы шел? Он знал, что «запоминается последняя фраза». Вот и здесь то же самое. Человек, который читает книгу или разговаривает с приятелем, слыша название своей станции, желает выйти или выходит, а оказывается, что рано. Сам попадался на эту удочку. К счастью, в руководстве Метрополитена переписали порядок объявления, хотя почему-то перед станциями, с которых осуществляется переход на другую линию, об этом не сообщают. Только по прибытии. А ведь раньше говорили: «Следующая станция «Технологический институт», переход к поездам Московско-Петроградской линии».

Возможно, кому-то покажется, что все это мелочь. Но как писал Владимир Ильич Ленин, «это такая мелочь, которая может иметь решающее значение». Поэтому ведомствам, отвечающим за работу автобусов, троллейбусов и трамваев, следует обратить внимание на записи, которые заказываются для трансляции в салонах и вагонах.

Как-то раз, услышав про солдата Кόрзуна, я вслух выразил свое несогласие с таким произношением фамилии. Сидевший рядом важный гражданин немедленно отреагировал: «Раз так объявляют, значит так правильно!»

«А как же тогда в других троллейбусах, где говорят: «солдата Корзунá»?»

Важный гражданин повернулся к окну, не удостоив меня, занудного пассажира, ответом.

Однако ответ на эту статью хотелось бы услышать. Не официальный, нет, а в форме правильного произношения в нашем дорогом общественном транспорте.


Автор – Алексей ЕРОФЕЕВ. Фото Игоря ОСОЧНИКОВА

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Спасибо Вам за статью. Наконец-то хоть кого-то взволновала эта проблема.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here