В Петербурге обсудили историю Арктики

Политехнический университет Петра Вели­кого провел Вторую международную конференцию «Арктика: история и современность». Наш корреспондент побеседовал с одним из участников конференции – это гостья из Москвы, доктор исторических наук профессор РАНХиГС при президенте РФ и МПГУ, автор исторических исследований и монографий Наталия ТАНЬШИНА.

– Вы – специалист по истории Франции XIX века и русско-французских отношений. Расскажите, каким ветром вас занесло на Север?
– Это, может быть, звучит смешно, но занесло на Север меня самым что ни на есть южным ветром, точнее, крымским. В прошлом году в Ялте, в Ливадийском дворце, на одной исторической научной конференции я познакомилась с коллегой из Петербурга директором Высшей школы общественных наук Поли­технического университета доктором исторических наук Сергеем Куликом. Сергей Владимирович пригласил меня принять участие в Первой международной конференции по Арктике. Несмотря на то что Арктика это совсем не сфера моих научных интересов, я загорелась: ведь это означало в какой-то степени вернуться в детство, к приключениям, ведь Арктика для меня, как и для большинства советских детей, – это увлекательнейшие книги и фильмы. Так появилась и тема – образ Арктики в художественной литературе. Буквально за неделю я перечитала знакомые мне с детства книги Жюля Верна, Луи Буссенара, Вениамина Каверина, познакомилась с современными романами, в том числе Стэна Надольного, перечитала Па­панина, Руаля Амундсена, Роберта Пири. В общем, готова была ехать не то что на конференцию, а на Северный полюс, так прониклась этой идеей!

Кстати, побывав в прошлом году на конференции в Политехе, я узнала, что это очень недешевое путешествие: для рядового туриста оно обойдется в сумму почти 1 млн рублей! В Арктике я пока так и не побывала, но посетила музей Арктики и Антарктики в Петербурге, очень хотелось хотя бы таким образом чуть-чуть прикоснуться к этой безмолвной, опасной, но такой манящей земле! Поэтому, когда получила приглашение принять участие во второй конференции в этом году, для меня не было сомнений: еду! К слову, в этом году, как и в прошлом, приветственное слово участникам конференции зачитывал генеральный консул в Санкт-Петербурге такой, казалось бы, совсем не полярной страны, как Фран­ция, – Тибо Фуррьер.

– О чем был ваш нынешний доклад?
– Если прошлогоднее мое сообщение было посвящено образу арктических экспедиций в художественной литературе, то в этом году я неожиданно для себя вышла на новую проблему, связанную напрямую с моей исторической специальностью: несостоявшаяся российско-французская арктическая экспедиция в Русскую Лапландию начала 1840-х годов. Причем этот опыт, на мой взгляд, является очень важным для нас в условиях непростых международных отношений и предвзятого взгляда на Россию сегодня.

В XIX веке отношения между Россией и Францией были тоже весьма непростыми, что было связано с идеологическими разногласиями между державами. Но несмотря на это, научные и культурные связи между нашими странами не прерывались, и Николай Павлович, как бы он негативно ни относился к сотрясаемой революциями Франции, понимал, что международное научное сотрудничество гораздо важнее имеющихся политических противоречий. Понимали это и его тогдашние политические оппоненты из Европы. А мы сейчас являемся свидетелями свертывания научных и культурных программ, экономических санкций и в целом антироссийской истерии.

– В советское время мы слышали об Арктике и видели по телевидению много разного. Художественные фильмы, научные передачи… Куда все это ушло?
– Если в советское время Арктика была окутана ореолом романтики, чему способствовали многочисленные фильмы и книги, прославляющие тяжелый труд и подвиги отважных полярников, а многие мальчишки, проглотив эти книжки и посмотрев кино, сами становились полярными исследователями, то нынешняя молодежь об Арктике знает очень мало. Об этом свидетельствует соцопрос, проводившийся среди петербургских студентов. Суммируя результаты, можно сделать такой вывод: для студентов Арктика – это «материк, куда плавал Магеллан и где проживают эскимо». Да-да, именно эскимо, которые, вероятно, поедают эскимосов! Про Музей Арктики и Антарктики на углу Кузнечного и Марата знают совсем не многие, и лишь единицы бывали в нем. При всей моей огромной симпатии к этому музею его экспозиции нуждаются в обновлении: там все застыло чуть ли не на временах Папанина, а поколение наших детей можно увлечь только современными технологиями, сделав музей интерактивным. Можно даже устроить криокамеру! Поэ­тому очень правильно, что второй год в работе конференции есть специальная секция – «Молодежная».

Вопросы, обсуждаемые в ходе работы конференции, были самыми серьезными и злободневными. Но было и просто много интересного и даже забавного. Теперь я знаю, что Тузик – это не только собачья кличка, но и аббревиатура заполярного «Туземно-интег­рального кооператива» 1920-х годов. А добродушные, но якобы недалекие чукчи, какими они представляются в анекдотах, на самом деле очень воинственный и даже жестокий этнос. Вообще-то у организаторов конференции отменное чувство юмора: во время кофе-пауз гостей угощали конфетами «Мишка на Севере» и «Каракум»! Вот такой «лед и пламень».


Автор – Вячеслав КОЧНОВ. Фото ИНТЕРПРЕСС

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here