Актриса Полина Толстун пришла в БДТ совсем юной по приглашению своего учителя Григория Дитятковского и сразу стала любимицей легендарной труппы, созданной Георгием Товстоноговым. Как говорят в народе, прижилась. Это называется преемственностью поколений. Она той же актерской породы, что Алиса Фрейндлих, с которой тогда еще студентка Полина Толстун сыграла одну из первых своих ролей в спектакле «Двенадцатая ночь, или Как пожелаете». За десять лет службы в театре актриса исполнила много ролей классического репертуара, на котором строил свой театр тогдашний худрук Темур Чхеидзе. С приходом на пост художественного руководителя БДТ главного авангардиста петербургского театра Андрея Могучего в репертуаре тридцатилетней актрисы появились смелые, во многом экспериментальные постановки – «Эрендира» по Маркесу, «Игрок» по Достоевскому. В новом спектакле БДТ «Три сестры», поставленном московским режиссером Владимиром Панковым, Полина Толстун сыграла роль Маши.

Накануне премьеры «Вечёр­ка» поговорила с актрисой.

– После того как вы окончили Театральную академию, Темур Чхеидзе дал вам роль Зины Москалевой в спектакле «Дядюшкин сон», где блистали Алиса Фрейндлих и Олег Басилашвили. Скажите честно, было очень страшно?
– Вы будете смеяться, но самым страшным мне сначала показалось то, что по сюжету придется петь романс. Но вместо романса композитор Александр Кнайфель сочинил чудную песенку на текст недописанной «Сказки о медведихе» Пушкина.

Конечно, страшно было впервые выйти на сцену с Алисой Фрейндлих в спектакле «Двенадцатая ночь». Но она оказалась самым чутким партнером на свете. Алиса Бруновна мне тихонечко давала советы, как справиться с волнением, и вообще очень трепетно отнеслась к появлению маленькой меня.

– Когда согласились стать главной героиней мюзикла «Зомби, зомби, зомби», уже не боялись петь?
– Меня пригласил режиссер Николай Дрейден, который дал мне послушать музыку Ивана Кушнира. Мне так понравилась эта авантюра, так захотелось в чем-то новом себя попробовать… Конечно, я согласилась. К тому же команда артистов собралась отличная, и я рискнула сыграть главную роль.

– Потом вы не раз решались на участие в смелых театральных проектах – играли в спектакле Василия Бархатова «Коварство и любовь» и у Андрия Жолдака в его потрясающей «Мадам Бовари».
– Мне нравится что-то новое, чего я не делала раньше. Первой встречей с современным театром после нескольких лет работы в БДТ как раз и стало участие в спектакле Василия Бархатова. У него было столько идей! И я во всем ему доверяла, хотя иногда замысел казался слишком смелым.

У Андрия Жолдака – совсем другой подход к работе. Он никогда не объясняет, зачем нужна та или иная сцена, но хочет, чтобы все артисты были «на грани», как он сам.

У Жолдака на репетициях нельзя задавать вопросы. Если он говорит: «Беги и прыгай!» – значит, так и надо делать. Никаких вопросов «Зачем я прыгаю?», «Что побуждает героиню бежать и прыгать?». Но это хорошая практика, когда нужно абсолютно доверять режиссеру.

– В преображенном Ан­дреем Могучим БДТ вы играете в трех достаточно смелых, необычных спектаклях: «Эрендира», «Игрок» и с недавнего времени «Три сестры». И снова с вами на сцене великие актрисы из труппы Георгия Товстоногова, которые виртуозно перестраивают свою актерскую органику, совершенно особенную, неповторимую, под новые спектакли…
– С постановкой «Эренди­ры» была сложная история. Сначала режиссер Федор Лавров показал Андрею Могучему инсценировку новеллы Габриэля Гарсиа Маркеса, немножко схожую с пьесами Островского. Но Андрей Анатольевич категорически отказался от этой пьесы и взял на себя руководство спектаклем – и сделали все четко по новелле: сам продумал декорации, очень помог молодому режиссеру с постановкой. Нина Усатова – очень рассудительная и умная актриса, ей так хотелось чего-то нового! И Светлана Крючкова любит наш спектакль «Игрок». Они обе очень доверяли режиссерам, не совсем зная, как эта новая форма работает, становились детьми. Светлана Крюч­кова с такой любовью и само­отдачей, как в первый раз, исполнила роль Бабуленьки в «Игроке».

Вообще у меня было ощущение, что я совсем еще маленькая по сравнению с теми артистами, что меня окру­жают. Но сейчас Андрей Анатольевич набрал стажерскую труппу, очень молодые ребята, мы с ними стали репетировать, и вдруг я понимаю, что я знаю, как это делается! И приходит осознание: «Ага, да я, оказывается, опытная актриса! И могу чему-то научить молодежь». У Андрея Могучего удивительный талант быстро создавать шедевры. «Губер­натора» он поставил чуть ли не за два месяца. Этот спектакль обязательно надо смотреть.

– У вас роман с петербургской модой. В отличие от киноэкрана на страницах глянцевых журналов вы появляетесь постоянно. И костюмы для Эммы Бовари в спектакле Андрия Жолдака создала Татьяна Парфенова…
– Я рано познакомилась с петербургскими дизайнерами благодаря моей ближайшей подруге, которая занимается модой. Она часто приглашает меня на фотосъемки в журнал, где работает. Одной из первых модных фотосессий была история Золушки, которую я и воплотила. Так я со всеми дизайнерами подружилась. Вы правы, я очень люблю моду, и она отвечает мне взаимностью, но совершенно не терплю штампов. Мне нравится, когда одежда подчеркивает индивидуальность.


Автор – Полина ВИНОГРАДОВА. Фото пресс-службы БДТ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here