Язык моды говорил о владельце нарядов почти все

«Ничто не может сравниться с богатством здешних магазинов! Здесь собрано все, что вкус и мода изобрели в Париже и Лондоне, все, что может удовлетворить желаниям и прихоти», – писала в конце XIX века своей подруге приехавшая в Петербург провинциалка. Северная столица считалась самым модным городом Российской империи. Здесь творили знаменитые кутюрье, издавались модные журналы, работали магазины, которые могли удовлетворить любое желание клиента. Получить модные туалеты могли и в провинции. Для этого достаточно было прислать свои мерки и деньги по почте, а обратно высылали платья, обувь и аксессуары.

Со скрипом сапоги

Зная язык моды, можно было узнать о владельце нарядов почти все. Его социальный статус, наличие семьи, размер состояния, место работы и многое другое. Например, перебравшиеся в город на заработки крестьяне первым делом обзаводились сапогами, жилеткой и фуражкой с лаковым козырьком. Именно эти атрибуты считались признаками столичного жителя. Если денег было достаточно, товар приобретали в лавке, а если нет, то экипировку покупали подержанную на толкучке в Александровском рынке, да и то не всю сразу.

Последним писком моды были «сапоги со скрипом». Чтобы получить этот эффект, сапожники подкладывали между подметкой и каблуком бересту. Высококвалифицированные рабочие на выход носили костюмы-тройки и рубашки с галстуком. Женщины, работницы и служанки, ходили в простых ситцевых платьях и прюнелевых ботинках, которые шились из плотной шерстяной ткани. Предметом их мечтаний был сак с аграмантами – свободное пальто с отделкой кружевом и стеклярусом. Если хозяева ценили свою прислугу, то одевали ее в европейское платье, но стоило проштрафиться, и тогда доступным становился только русский костюм.

Небогатые жительницы модного города украшали себя шалями и дешевыми ювелирными изделиями. Поль­зоваться косметикой в этой среде считалось неприличным.

Мелкие чиновники и мещане активно пытались подражать аристократам. Но если купить приличный костюм по сходной цене было возможно, то иметь дюжину накрахмаленных и безукоризненно выглаженных рубашек было не по карману. Тогда модная индустрия пошла навстречу, и в продаже появились отдельно воротнички, накрахмаленные груди и манжеты.

Мещанку и купчиху перепутать было невозможно. У первых была страсть к безвкусным «брошечкам». Вторые же маслили волосы, а дорогие одежды, выписанные из Парижа, были перегружены деталями и теряли на их монументальной фигуре все изящество. Избыток и неумелое сочетание украшений, а также изрядная доля косметики – все это делало модный наряд карикатурным.

Тоньше шеи кавалера

Период конца XIX века и до начала Первой мировой войны называют «прекрасной эпохой». Когда мужчины выглядели стильно, а женщины напоминали эфемерные создания. Мод­ный силуэт женского платья диктовал пышную грудь, осиную талию и расклешенную юбку с небольшим шлейфом. В таком наряде женщина напоминала вышедшую из морской пены Афродиту. Модницы утягивали талии корсетом до нечеловеческих размеров чуть больше 40 сантиметров и сравнивали их потом с шеями своих кавалеров. Для создания эффекта большой груди помимо рюшей, оборок и накладных подушечек в ход шли различные микстуры и притирания, которые на каждом углу предлагала реклама. Образ неземной красавицы дополняла болезненная бледность, которой добивались с помощью рисовой пудры. В моде были шатенки. Они укладывали волосы с помощью накладных валиков в сложные «японообразные» прически.

Модница начала XX века переодевалась до шести раз в день. Утро начиналось в пеньюаре, затем в ход шло домашнее платье, потом наступал черед прогулочного. Для визитов было, разумеется, визитное, потом шло чайное, потом обеденное, и завершался день бальным или же театральным платьем. Такой гардероб на каждый день могли позволить себе только состоятельные дамы.

Прекрасная эпоха закончилась с началом Первой мировой войны. Одежда стала проще и функциональнее. В моду вошли прямые линии и простые наряды из джерси. Стиль «милитари» стал очень популярен, а корсет окончательно ушел в прошлое.

«Как денди лондонский одет»

Если женская мода держала курс на Париж, то эталоном мужской моды считался Лондон, а образцом стиля – король Эдуард VII. Как-то после ужина монарх расстегнул последнюю пуговицу на жилете, и с тех пор истинные денди ее не застегивают. Во время прогулки в дождливую погоду Эдуард завернул брюки, и модный рынок отреагировал появлением брюк с манжетами. В это время появляется смокинг. Любопытно, но первоначально это была одежда для курения. Чтобы дамы не дышали табачным дымом, мужчины надевали специальные пиджаки и удалялись в курительную комнату. Атласные лацканы защищали пиджак от пепла, так как верхом неприличия было смахивать пепел с сигары, ждали, чтобы он упал сам.

Стиль «милитари» постепенно проникал и в мужской костюм, а если быть точным, не уходил из него. Просто его дополняли новые предметы. В конце XIX века модным трендом становятся брюки галифе, которые придумал французский генерал Гастон Галифе. Первая мировая также отразилась и на мужской моде. Именно в это время в моду вошел тренчкот (от английского trench («окоп») и coat («пальто») –
непромокаемый плащ, созданный Burberry для английской пехоты.

Со временем женщины отойдут от роли неземных красавиц и станут играть на мужской территории, завладев их модными трендами и превратив их в свой модный гардероб.


Автор – Ирина ТРЕТЬЯКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here