«Голубая роза» расцвела в Михайловском замке

– Не подскажете, где в Петербурге можно купить неземные цветы? – обратился ко мне с вопросом прохожий.

 – Да вот же напротив Кузнечный рынок. Там полно цветов, – посоветовал я.

Молодой человек с сожалением покачал головой:

– На рынке? Да там ведь только земные, – и побрел дальше.

Наверное, искал букет для неземной девушки.

Теперь я знаю, где найти неземные цветы и неземных девушек: на выставке «Виктор Борисов-Мусатов и мастера общества «Голубая роза», которая открылась в Михай­ловском замке Русского музея.

Название немного сбивает с толку. Строго говоря, не было в искусстве начала прошлого века ни общества, ни творческого объединения с таким названием. Была выставка «Голубая роза», прошедшая в Москве в марте 1907 года, 110 лет назад. Она открылась в роскошном особняке Кузнецова на Мясницкой улице и ошеломила своей декадентской изысканностью. Стены были обиты темно-серой тканью, полы застланы коврами. Повсюду стояли букеты гиацинтов, нарциссов, лилий. Цветы были и в петлицах пиджаков художников – участников выставки. В залах звучала музыка Римского-Корсакова, Скрябина и других композиторов. В картинах господствовали все оттенки синего и голубого – цветов, символизирующих обычно духовное начало, горний мир.

Выставка в Михайловском замке начинается с полотен Виктора Борисова-Мусатова, которые вдохновляли кавалеров «Голубой розы» – Павла Кузнецова, Сергея Судейкина, Николая Сапунова, Мар­тироса Сарьяна, Николая Крымова, братьев Милиоти.

Всего четыре картины, и это, конечно, разочаровывает. Художник, ставший в детстве калекой, проживший до обидного короткую жизнь – всего 35 лет, успел создать 77 полотен, которые разбросаны по разным музеям России и бывших советских республик.

– Я в детстве постоянно ходила в музей, чтобы посмотреть на его картину «Мальчик с собакой», – вспомнила на вернисаже моя подруга, родившаяся и выросшая в Харькове.

Увы, Русский музей сделал выставку на основе своей собственной коллекции. Как объяснили организаторы, причина такому ограничению – финансовые и прочие сложности: страховка, транспортировка. А уж говорить о том, чтобы привезти на выставку работы из упомянутого Харьковского музея изоб­разительных искусств, не приходится.

«Автопортрет с сестрой» – один из хитов музейной коллекции. Он был написан Борисовым-Мусатовым после возвращения из Парижа, где он провел три зимы,
изучая современное французское искусство. Сестра Елена была одной из любимейших его моделей. Она, как и многие женщины, которых мы видим на картине художника, изображена в платье с кринолином. Борисов-Мусатов считал, что женщина, одетая в такое платье, менее чувственна и больше похожа на облака или деревья.

Когда его спрашивали, какое время он изображает на своих полотнах, художник отвечал: «Это просто красивая эпоха». В этом созданном в воображении мире он укрывался от всех бурь реальной жизни, находил там «тишину среди всеобщего смятения». Но «за зеркальной тишиной картин Мусатова скрывалась буря романтики», говорил поэт-символист Андрей Белый. Борисов-Мусатов любил фотографировать. Я смотрел на фотографии, на которых он запечатлевал в старинных костюмах и четко продуманных позах своих прекрасных женщин, а потом на возникшие на этой основе картины. И видел, как истончается, рассыпается в прах плоть, чтобы соткаться на холсте в тень, призрак, в который можно влюбиться, но которым нельзя обладать.

А время становилось все страшней и страшней. В 1905 году крестьяне сожгли усадьбу в Зубриловке, которую так любил художник, где он провел множество счастливых часов. В 1914-м сгорела вилла Рябушинского «Черный лебедь», где хранилось немало работ «голуборозовцев». А потом наступил 1917 год, и рухнула прежняя жизнь вместе со всеми вишневыми садами и дворянскими гнездами. Такие экзотические цветы, как голубая роза, не растут на выжженной земле.


Автор – Юрий ОБРАЗЦОВ. Фото Татьяны ГОРД

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here