4 марта народному артисту России исполнилось 85 лет

3 и 4 марта на Малой сцене БДТ состоялась премьера – спектакль «Люксем­бургский сад», поставленный по пьесе братьев Шаргородских «Второй закон Джаги – Янке­левича». Журналист Борис ОСЬКИН в перерыве между репетициями побывал в гримерке у Георгия Антоновича и поговорил с ним о БДТ, о кино, о Петербурге и о причинах творческого долголетия.

56 лет на сцене БДТ

– Десять лет назад в одной телевизионной передаче вы сказали, что находитесь в таком возрасте, когда человек уже «идет не на базар, а с базара»…
– Каждый год говорю: «Гос­поди, дай мне еще, дай мне еще поработать!» Потому что лучше этого ничего нет. Работаю сейчас с утра до вечера.

Скажем, недавно у нас был выпущен спектакль «Губер­натор» по рассказу Леонида Андреева. Рассказ потрясающий. Конечно, это не пьеса, но Андрей Могучий поставил спектакль очень интересно, и люди уходят, задумавшись.

– В каких спектаклях вы сейчас заняты?
– Кроме «Губернатора» – «Алиса», там я играю Додо, в «Что делать» по Черны­шевскому – Павла Констан­тиновича Розальского, отца главной героини Веры Пав­ловны, в спектакле «Война и мир Толстого» у меня две роли: Митенька, слуга в доме Ростовых, и Алпатыч, управляющий в доме Болконских.

А потом, я ведь еще и на эстраде очень много работаю.

– У вас единственная запись в трудовой книжке – это БДТ. Вы храните ему верность, хотя здесь главных ролей практически не было.
– Ну, работа у меня была. Кино у меня было в то время, очень много. Все-таки 214 кинофильмов, в которых я сыграл на сегодня, – это что-то да значит.

Кроме того, я от Георгия Александровича не мог уйти. Никогда в жизни. Он ведь действительно гений был.

И театр у нас был…

Скажем, приезжаем мы в Германию. Там говорили: «Горький – полная дрянь». И вдруг после наших спектаклей в газетах: «Горький – великий писатель». Или в Лондоне… Газеты писали: мол, собрали лучших актеров из других театров, со всего Союза. А потом, когда узнали, что ни одного артиста нет со стороны, поразились. Стали писать: «Каждый актер БДТ, участвующий в массовке в «Идиоте» в сцене сжигания денег, мог украсить любой английский театр». В массовке! Услышав такое, у тебя внутри что-то поднимается, думаешь: «Мама родная, вот что такое театр!»

– Есть ли то, что хотели бы сыграть, но не сыграли?
– Да нет уже, наверное. Что сыграл, то сыграл.

– Но ведь думали об этом?
– Думал, конечно. Когда-то хотел сыграть Ричарда Третьего. Когда Михаила Астангова в этой роли увидел – обалдел просто. Но вот – не сыграл.

А с другой стороны, бывает эпизод – никакой главной роли не надо. У Володина, в «Моей старшей сестре», я играл поступающего в театральную студию. Мы с Георгием Александрови­чем так его сделали!

– А что скажете про нынешний БДТ – театр Андрея Могучего?
– Когда он пришел, почувствовалось, что пришел хозяин. Георгий Александрович был хозяин. И Лавров был хозяин. Кирилла Юрьевича вся страна любила. Где-то в 1990-х годах собрал он нас и говорит: «Ребята, нет денег. Закрываем театр». Мы ответили: «Будем работать бесплатно». Но нашел спонсоров, сохранил театр!

Главный талант Андрея Могучего, я считаю, в том, что он умеет как-то все обустроить вокруг. И зрелище создать интересное. У нас сейчас в театре практически нет пустых мест. Благодаря Могучему мы сейчас хоть что-то зарабатываем.

«Я бы больше сыграл в кино»

– Кстати, о кино. 214 фильмов вы упомянули. Но ведь могли бы сыграть и больше. Вы сами рассказывали, что если бы один из первых ваших фильмов, «Женя, Женечка и «катюша», не отправили бы на полку…
– Конечно! Я бы больше сыграл в кино. Фильм этот пустили третьим экраном, а потом вообще положили на полку. А картина – одна из лучших. Но какой-то генерал сказал, что она проповедует пацифизм.

Кстати, Георгий Алексан­дрович никогда не препятствовал нам сниматься в кино, наоборот, любил, когда о его артистах говорили и писали: как, мол, хорошо они сыграли. Но при этом говорил: только в свободное от работы время.

– Из-за этого вам приходилось на озвучивание ночью на «Ленфильм» ходить…
– И ночью, и между репетициями, и когда нет спектакля. А еще два шикарных месяца летом, когда у артистов отпуск. Я лет тридцать, а может быть, и сорок вообще в отпуск никуда отдыхать не ездил, только снимался.

– Вы и сейчас продолжаете сниматься в кино.
– Да, не так давно сыграл небольшую роль антиквара в мини-сериале «Колодец забытых желаний» – по Татьяне Устиновой. Его только раз показали по одному телеканалу – и все, ничего о нем не говорят и не пишут. А фильм неплохой.

Секрет долголетия

– В чем же секрет вашего творческого долголетия?
– Я отвечаю так: «У меня просто нет денег на похороны!» (Смеется.) Недавно я услышал эту фразу, и она мне очень понравилась.

Наверное, с детства организм закалку получил. Военное детство… А потом, я спортивным человеком всю жизнь был. Когда я пришел в БДТ, мне Кирилл Лавров сразу сказал: «Давай в профсоюзный комитет, будешь там отвечать за спорт». Я почти всех и привлек к большому теннису, научил играть. И в футбол тоже. Мы в театре создали две команды – «Лира» и «Молоток». Первая – это артисты, вторая – рабочие сцены, цехов. Так что, когда Валя Семёнов предложил нам сыграть с «Вечёркой» в футбол, у нас уже было кому выступать.

Я еще бодрый, но вот недавно упал, прямо на репетиции, ударился очень сильно боком.

Однако все это не так важно. А важно то, что хочется работать. Хочется работать! И в кино тоже. Но не берут уже. Наверное, потому что «еду с базара» (смеется).

– Вы в будущее смотрите с оптимизмом?
– Конечно. Я по натуре оптимист. Я считаю, что надо быть всегда оптимистом.

– Лет десять назад вы говорили, что книг писать не хотите, вы, мол, актер. Что-то с тех пор изменилось?
– Да. Я написал книгу. «У меня все роли – главные!» называется. И вышла она совсем недавно, год назад. Она нигде не продается, только в нашем театре вы можете ее приобрести.


Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here