Он может и учиться, и путешествовать, и вести собственный бизнес

– Это кенгуру, – бережно снимает с полки свою любимую работу Анна. – Все удачные вещи делаются быстро.

Мы встретились в мастерской для незрячих и слабовидящих. Анна старается выкраивать время для творчества. Говорит, сюжеты часто рождаются спонтанно. И показывает свои керамические работы: купец, слоник, кошка в кресле – все фигурки округлые, без острых углов. Сюда, на Гатчинскую, 9, вот уже 40 лет приходят незрячие художники. Вернее, художниками они становятся здесь. Рисуют, лепят. Анна Фомина предпочитает работать с глиной.

К трудностям привыкла

Нашей героине 35 лет. Ее мать умерла, когда девочке было 14 лет. Аня осталась с двоюродной бабушкой. Она не видит с детства, но по городу передвигается самостоятельно. После окончания интерната для слабовидящих сразу поступила в Педагогический университет… на иняз. Де­вушка мечтала изучать английский и работать в интернате. От иняза ее отговаривали – слишком трудно.

В группе она была единственной незрячей. Тем не менее отношения с одногруппниками сложились. Анна говорит, поступить было сложнее, чем учиться. Конспектировала по Брайлю, записывала на диктофон, пользовалась «книголюбом» – специальным прибором для чтения, преобразующим печатный текст в аудиозапись. Компьютер появился только на третьем курсе. (Для незрячих людей существуют специальные компьютерные программы – с голосовой поддержкой.)

Со школьными и институтскими друзьями пути разошлись. Анна признается, что считала себя очень неуспешной рядом с подругами: ее карьера и личная жизнь не складывались. С бытом она справляется умело, в чем ей помогают некоторые хитрости. Например, деньги в кошельке разложены в четком порядке, потому она «видит», чем расплачивается.

– Если все время думать, что меня обманут, то как жить? Никуда не ходить и не заводить новых знакомств? – рассуждает девушка.

Анна не замужем. С 18 лет она не просто одна пере­двигается по городу, но и ведет самостоятельную жизнь. К трудностям привыкла. И страх спускаться в метро, пожалуй, меркнет перед остальными испытаниями.

Директор выскочил из кабинета

После института устроиться в родной интернат не удалось, как хотелось. Анна, пока училась, вела там кружок. Но преподавателем ее не взяли. Говорит, руководство решило не принимать на работу инвалидов по зрению… Переводила для глянцевого журнала об антиквариате.

– Я перевела три статьи, меня хотели взять на работу, но когда директор увидел, что я незрячая, выскочил из кабинета… Сотрудничество закончилось, – вспоминает девушка.

Начался изнурительный этап бесконечных резюме и собеседований. Анне пришлось обойти около 100 организаций. Наконец устроилась удаленно работником техподдержки в полулегальную контору. Но хозяин вынудил ее уволиться. Анна устроилась преподавателем английского на курсы при Обществе слепых. Занятия проходили здесь же, на Гатчинской.

– Было грустно, денег нет. Если приходила на урок, а учеников не было, занималась керамикой. Это спасало. Я ознакомилась с работами и подумала: раз незрячие могут такое делать, значит, и я могу, – вспоминает Анна.

Она творит в мастерской на Петроградской стороне вот уже 10 лет. Приняли ее радушно: подсказывали нюансы, но специально ее никто не учил лепить или рисовать. Девушка никого в мастерской не знала.

Анна – верующая, пела в церковном хоре. Но духовной благодати там не обрела и ушла, разочарованная интригами. Но ни веру, ни пение она не оставила. Окончила музыкально-педагогический колледж: поет, играет на гитаре, осваивает флейту, пишет песни. Заинтересовалась культурой Ирландии: музыка нравилась с детства. При Обществе слепых есть музыкальная группа, в ней три человека. Анна – солистка. Поет на русском, английском – блюзы, фолк-рок. Исполняют акустик-рок. Она много путешествует, объездила Европу, и не только. Трижды была в Ирландии и собирается туда снова грядущим летом.

Словарный запас

Со временем Анна Фомина нашла новую работу, устроилась менеджером в бюро переводов. Сначала одно, потом – другое. Еще в 2011-м, работая на курсах, Анна нашла объявление о том, что требуются переводчики в службу судебных переводов. Работа оказалась интересной, появилось много знакомств. Анна подумала: если ее работодатели открывали и вели фирмы, не имея соответствующего образования, то почему бы не попробовать начать свое дело? И два года назад стала готовиться к открытию собственной компании. В августе прошлого года Анна зарегистрировала свою фирму «Словарный запас». Это агентство переводов с сорока языков. Правда, в штате пока, кроме Анны, никого нет. Переводчики работают вне­штатно. Бухгалтера Анна знает давно и доверяет. Говорит, заказы есть, фирма развивается. Нашла недорогой офис, оргтехнику.

– Работодатель не готов воспринимать незрячего как полноценного человека, потому мне и пришлось открыть фирму. Я подумала, что, начав собственное дело, я не только смогу себя обеспечить работой, но и помогу другим – переводчикам с инвалидностью. Такие у меня есть. Главное – помочь с обучением: человеку без опыта и тем более с инвалидностью работу никто не даст. Я понимаю: агентство – это промежуточный опыт для хорошего переводчика. Но я дам старт, – объясняет Анна.


Автор – Мария БАШМАКОВА. Фото Лидии ВЕРЕЩАГИНОЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here