В «Старой Деревне» Эрмитажа можно увидеть прижизненный портрет святой

Кто из петербуржцев хотя бы не слышал о Ксении Блаженной, покровительнице нашего города? Между тем как об историческом лице о ней известно
очень мало.

Сам образ ее жизни – бесприютный, страннический – не способствовал тому, чтобы закрепиться в истории документами. Представление о подвижнице «оформлялось» главным образом рассказами, передаваемыми из уст в уста, семейными преданиями. Тем удивительнее недавняя находка Эрмитажа, приближающая нас к Ксении Блаженной как к реальному человеку: в фондах музея был найден ее, как предполагают ученые, прижизненный портрет. Остальные дошедшие до нас изображения юродивой, согласно недавним научным публикациям, созданы в XIX веке позже ее смерти. Не исключено, что обретенный портрет – единственное прижизненное изображение петербургской святой. Его отреставрировали и выставили в открытой зоне реставрационно-хранительского центра Эрмитажа «Старая Деревня»: портрет можно увидеть, купив билет на экспозицию.

До Эрмитажа картина находилась в историко-бытовом отделе Русского музея, куда ее доставил со Смоленского кладбища в 1930 году собиратель Федор Морозов. Бывший в начале XX века послушником Александро-Невской лавры и инициатором создания там церковно-археологического музея, в советское время Морозов музеефицировал многие церковные древности, защитив их от вандалов и грабителей. Именно Морозов зафиксировал найденную картину как портрет Ксении Блаженной. А по словам специалистов Эрмитажа, Федор Михайлович был исследова­телем авторитетным и щепетильным, сомневаться в его записях не приходится.

– У нас есть опись предметов, бывших в храме Смо­ленской иконы Божией Матери в 1920-е, когда портрет оставался еще на территории Смоленского кладбища, – заметил научный сотрудник «Старой Деревни» Дмитрий Гусев. – И в этой описи портрет не значится. Следова­тельно, он находился либо в часовне, либо в служебном корпусе.

Перед войной историко-бытовой отдел Русского музея был расформирован, и картина попала в Эрмитаж – в отдел истории русской культуры, который начал складываться в 1941 году. В те годы музейщики закрыли картину картонкой с наклеенной фотографией собора Сан-Марко. Это даже символично: самый известный храм Венеции – и портрет женщины, которая сегодня считается духовной покровительницей другой Венеции – нашей, Северной.

Обнаружив в своих фондах такой артефакт, специалисты Эрмитажа провели научно-техническую экспертизу и выяснили, что картина была написана на рубеже XVIII – XIX веков, что соответствует последним годам жизни Ксении Блаженной (точная дата смерти ее не установлена).

– Портрет этот был написан очень быстро, немногослойно, художник как будто спешил схватить черты изображаемого человека, – рассказал художник-реставратор Эрми­тажа Николай Малиновский, которому доверили работу над картиной. – Написан портрет нестандартно, на нетипичном подрамнике: на таких писали, как правило, пейзажи. Этот подрамник как будто подвернулся художнику случайно; такое впечатление, что холст был подготовлен для чего-то другого.

Также реставратор заметил, что этот портрет с пластической точки зрения напоминает ему о более поздней живописи, XX века: «Есть что-то от Модильяни»…

Можно только предполагать, при каких обстоятельствах был написан портрет. Зная об образе жизни Ксении Блаженной, сложно представить, что она позировала художнику. Но как допускают специалисты, он мог и быстро набросать черты юродивой, пока она сидела. В любом случае неизвестный живописец изобразил конкретного человека, которого видел. Это не фантазия, не «зарисовка» по рассказам.

Портрет заметно делится на две части, гармонирующие друг с другом: конкретно прорисованное лицо – и фигура в белом, написанная очень условно. По словам Дмитрия Гусева, женские рубахи в то время были, как правило, закрытые, а та, что надета на блаженной, больше напоминает мужскую рубаху, исподнее военного. Известно, что супруг Ксении был певчим в звании полковника, и, когда он умер, она стала называться именем мужа – Андрей Федорович – и долго носила его одежду. Если учесть, что подвиг Ксении как юродивой продолжался 45 лет, а портрет написан, скорее всего, в ее последние годы жизни, то мужнина одежда к этому времени, конечно, давно ис­тлела. Почему художник
изобразил блаженную в такой рубахе, опять же можно только предполагать.

Почитание Ксении Бла­женной феноменально. Она – святая «всехняя», к ней в часовню на Смоленское кладбище приезжают не только религиозные люди. Это народное почитание не прерывалось ни в XIX, ни в трагическом XX веке, хотя канонизировали Ксению на закате советской эпохи. Канонизация состоялась в 1988 году, в год 1000-летия Крещения Руси. Только к этому времени остро встал вопрос, а как выглядела блаженная, – ведь тут же возникла необходимость писать ее иконы. С одной стороны – так ли уж важна достоверность внешности Ксении Блаженной для людей, почитающих ее? К ней в любом случае обращаются не умозрительно, но как к человеку очень знакомому, которого ни с кем не спутаешь. А с другой стороны – может, обретенный портрет вдохновит ико­нописцев на новые образы? И тогда иконография святой окажется на новом этапе.


Автор – Геннадий ДОРОШЕВ. Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here