«Адмирал Кузнецов», может, не самый сильный козырь в колоде нашего флота, но козырь существенный

Мне надоело. Мне надоело слушать и читать все эти стенания по поводу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов». Отметились и зарубежные СМИ, и наши и не наши блогеры, и аналитики – и все, все, все. Уж чего только не понаписали: и о том, где и как он создавался, и как «бежал» на Северный флот, и какие у него были проблемы с достройкой и ремонтом… И радио «Свобода», и Bloomberg не обошли тему стороной. А чего только стоят заголовки: «Модель авианосца в натуральную величину» и «Путин демонстрирует свой неуклюжий авианосец» – ну всё просто очень плохо, хуже некуда.

Что ж они не рассказывают про противокорабельные ракеты «Гра­нит», которыми вооружен «Кузнецов»? Рассказали бы и про эти ракетки. Хоть они и не новые, но уникальные: летят роем, имеют каждая свой «интеллект», выстраиваются в ордер и могут завалить целый отряд кораблей, ну или город, или военную базу. Ими же можно всех разровнять в блин, между прочим.       

Вот ведь избирательность какая в освещении возможностей нашего крейсера! Не отстают и наши аналитики, тон статей которых в лучшем случае снисходительно извинительный. И никто не заметил текста в лондонской «Таймс», которая отметила тот факт, что англичане, вроде бы даже с некоторой завистью, наблюдали за движением отличного корабля.

Да, «Кузнецову» не повезло – он вошел в состав флота в январе 1991 года, недостроенным прибыл на Северный флот. Шли 90-е годы, и никому не надо объяснять, как в это время шло финансирование флота – никак оно не шло. Да, были проблемы и с самолетами, и с грамотностью личного состава, и с опытными летчиками. Да, множество раз становились на ремонт, проводили модернизацию.

Но «Кузнецов» выстоял и доказал свою необходимость – мы же теперь возрождаем Северный морской путь и без кораблей такого класса там не обойтись. Ему всего-то 25 лет – авианосцы служат и дольше.

И еще все говорят о его недостатках – как корабля, не имеющего катапульты, но также все скромно умалчивают о том, что корабли с этим устройством не могут эксплуатироваться в северных широтах. Странно, но никто не пишет и об успешном боевом применении им в Сирии ударных вертолетов.

«Кузнецов» несет на себе российские палубные истребители-бомбардировщики МиГ-29К и МиГ-29КУБ числом 26, 18 тяжелых палубных истребителей-бомбардировщиков Су-33, а есть и противолодочные вертолеты Ка-27, и ударно-десантные вертолеты Ка-29.

Так в чем же «неповоротливость» и «неуклюжесть» «Кузнецова»? В экономическом ходе в 14 узлов, при котором он может пройти 8417 миль? Но ведь 13 – 14 узлов – это обычная скорость экономического хода – так движется огромное количество судов, и военных, и гражданских, всего мира. Может быть, в том, что он не атомный? Ну да, был грех, когда-то победила эта точка зрения в кораблестроении – сделали неатомным. Но задачи-то он выполняет, и модернизация на нем проходит постоянно, и он сам, без особых приключений, дошел до Сирии. В окружении крейсеров, эсминцев, подводных лодок, судов обеспечения? Но это обычная практика – авианосцы движутся в составе авианосных ударных групп, и скорость движения выбирается по экономическому ходу слабейшего из звеньев – танкера, например.

Возможно, «неуклюжестью» считается столб черного дыма – этот эпизод вызвал немало насмешек. Но надо заметить, что при использовании экономического хода раз в сутки надо на 10 – 15 минут переходить на полный ход – проводить проворачивание технических средств, чтобы дать двигателям возможность «продышаться». Это плановая работа, и во время нее, при переходе с одного режима на другой, топливо в первый момент сгорает не полностью и образуется столб дыма.

И образуется он не только на «Кузнецове» – этим грешат все корабли всех стран с подобным типом двигателя. И эти «дымы» появляются регулярно именно в светлое время суток – примерно в 8.30 – 10.00. Почему? Потому что если выявится какая-то неисправность, то ее лучше устранять днем, а не устраивать себе приключение на ночь. Поэтому и заметили дым днем – как появился, так и исчез, и на скорость движения это не повлияло.

Потом появилась информация, что «Кузнецову» отказали в дозаправке сначала в Испании, потом – на Мальте. Спрашивается – при чем тут посещение порта и дозаправка? При проходе мимо испанского порта, например, запрашивается добро на вход – это обычная процедура демонстрации флага. Ответ бывает или «да» – и тогда корабль заходит, или «нет» – тогда этот отказ обычно облекается в какую-то дипломатичную форму: мол, «извините, мы не готовы», что и было сделано испанской стороной.

Зачем «Кузнецову» вообще нужна дозаправка, если экономическим ходом он может дойти до Сирии (чуть больше 8000 миль) на своем топливе? И мало того, рядом с ним еще и парочка танкеров трясется – уж, наверное, дозаправят, не побрезгуют, родные, все-таки. И уж совсем экзотическим в связи с этим выглядело выступление премьера Мальты: мы не разрешим вход и дозаправку. Простите, стесняюсь спросить: ну а вас кто-то об этом просил?

И вообще во всей этой истории с появлением «Кузнецова» у берегов Сирии много истерики – похоже, мало кто понимает, зачем, для чего, почему, с какой целью он туда отправился. Причем не понимают не только за океаном и этим, видимо, сильно обеспокоены. Не понимают и некоторые наши военные аналитики, которые вдруг начинают говорить о слабости использования палубных Су-33, например, о не­исправностях, о тросах, о падениях самолетов за борт.

Корабли Военно-морского флота России, и «Кузнецов» в том числе, существуют для ведения боевых действий на море, а еще они существуют не для того, чтобы ржаветь у пирса или на рейде, а для учений, учебы, проведения стрельб. Корабли должны находиться в море, а авиация «Кузнецова» должна тренироваться – взлетать, садиться, осуществлять бомбометание.

И рядом с родным берегом всё это существенно отличается от того, как это делается у берегов Сирии. Это большая психологическая нагрузка на людей, но если летчиков не тренировать в таких условиях, то и боевой опыт они никогда не приобретут и не научат следующее поколение боевых летчиков. А летчики палубной авиации – это же спецы высшего класса, асы, это штучный товар не только на нашем флоте, но и во всем мире.

И везде во всем мире всегда одно и то же: люди учатся и при этом самолеты падают за борт, а летчики катапультируются – это война, боевые действия, тут всякое бывает.

«Кузнецов», конечно, не самый сильный козырь в колоде нашего флота, но козырь существенный. Главное – зачем он там? Ответ – для отработки навыков личного состава и взаимодействия «самолет – корабль – цель».

И еще. Война выигрывается или непосредственным участием, или присутствием. Даже одно только присутствие «Кузнецова» у берегов Сирии уже оказывает свое воздействие и влияет на ход войны.

Поход предпринят с еще одной очень важной целью: не только участвовать в боевых действиях, но и по итогам их дать оценку необходимости наличия такого корабля (или кораблей) в составе ВМФ РФ. Ведь если впервые за 25 лет такой корабль, как «Кузнецов», пошел на войну, значит, все полеты палубной авиации будут иметь большую интенсивность, чем учебно-боевые.

И еще предстояло убедиться в том, не тяжел ли самолет Су-33 для корабля. И как показала практика – видимо, тяжеловат.

А еще предстоит отработать его взаимодействие и с береговыми службами, включая полеты, наведение, ведение радиоэлектронной борьбы и разведки, а также оценить возможность применения беспилотных летательных аппаратов с борта крейсера, которые сейчас у нас разрабатываются, и разрабатываются весьма успешно.

По итогам этого боевого похода будет принято решение о ремонте или замене главной энергетической установки крейсера с котлотурбинной на атомную, что возможно, так как для этого есть все условия.

Так что в настоящее время крейсер «Кузнецов» выполняет все поставленные перед ним задачи в условиях реального боя.

То есть Военно-морскому флоту России такой корабль нужен.


Автор – Александр ПОКРОВСКИЙ, писатель-маринист, капитан 2-го ранга в отставке. 
Фото Льва ФЕДОСЕЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here