Звезды не имеют ничего общего с человеческими выдумками о них

Нынешний зритель в кино хочет отдыхать и смеяться. Но режиссер Ребекка Злотовски не дает такой возможности. Она преподносит ему историю, упакованную в гламур блистательного Парижа времен экономического кризиса и зарождающегося фашизма. «Планетариум» –  третий режиссерский опыт франко-польского режиссера, в котором бесстрашие откровенности достигает апогея.

Чем страшнее реальность, тем безудержнее веселье, – закон любого мира, оказывающегося на краю. Париж в преддверии Второй мировой веселится на светских приемах, изысканных вечеринках для избранных. На один из раутов в качестве специальных гостей приезжают сестры Барлоу. Они известны как медиумы и для пресыщенной публики организуют спиритический сеанс, одно из самых популярных развлечений того времени. Как и предполагает жанр, на этом сеансе в числе сочувствующих оказывается знаменитый кинопродюсер Андре Корбен (Эммануэль Сэлинджер), человек с неясным прошлым, но вполне успешным настоящим.

Но экономический кризис диктует свое. Господин продюсер видит в сестрах Барлоу верный способ поправить свои дела. Убеждает его в этом персональный сеанс, во время которого способности младшей из сестер – Кэти (Лили-Роуз Мелоди Депп) находят подтверждение. Кто-то незримый приходит кинопродюсеру, поскрипывая кожаной курткой, встает за спиной, обнимает, и в конце сеанса объятия призрака вызывают приступ удушья. В действительности это обыкновенный приступ падучей, но он пробуждает в Андре воспоминания о прошлом, неявные и мучительные.

С этого момента он становится одержимым идеей снять фильм о женщине-медиуме. Он вкладывает все финансы в несколько съемочных дней, а также приглашает знаменитого профессора для изучения феномена Кэти. Интрига налицо, поскольку старшая сестра – Лора (Натали Портман) – тоже озабочена финансовыми проблемами. Ей приходится в роли менеджера сестры искать серьезных клиентов вроде странноватого мсье Корбена. Их деловое сотрудничество поначалу не вызывает сомнений: оба стремятся к одному и тому же – финансовому благополучию. Но еще в самом начале фильма Ребекка Злотовски через героиню Натали Портман преподносит зрителю формулу фильма – «Иногда, чтобы увидеть звезды, нужно выключить свет…». Иначе говоря, самая темная ночь – перед рассветом. Но…

Рассвету не суждено сбыться. Настоящие звезды не имеют ничего общего с выдумками о них. Это всего лишь тяжелые космические объекты из гелия и водорода, с термоядерными процессами внутри и температурой в миллионы кельвинов. Но человеческая неуемная фантазия превратила их в источник духовного света, оказывающего поддержку в самые фатальные минуты жизни.

Для старшей Лоры – мир кинематографа, в котором чувства возникают, лишь когда начинаешь играть. Незримый Хранитель человеческой судьбы дает шанс «дотянуться до звезд», но в момент, когда шампанское бьет через край, а южное счастье дурманит, на зеркале трюмо в грим-уборной Лоры появляется надпись «еврейская шлюха» – и звезды меркнут.

Этим же вечером вдруг падает в обморок юная Кэти, главная надежда Лоры и Андре. Многообещающий замысел рушится на глазах: проведенный с большим трудом опыт по фиксированию призрака на кинопленку оборачивается крахом, общество акционеров отдает продюсера под суд за растрату средств компании. У Кэти обнаруживается опухоль мозга. Лора теряет Андре, когда, казалось бы, осознала свое женское счастье…

Режиссер Злотовски, так заботливо сопровождавшая своих героев к несомненному успеху, вдруг напрочь отказывает им в спасении. Для нее важнее показать трагедию людей, чьи мечты оказываются иллюзиями, а реальные звезды – звездной картой планетария. Еще не вступив в военные действия с Германией, французы в лице праздной богемы признают капитуляцию духа. Образ жизни, политические воззрения обнажают исчерпавшую себя жизнь. Это история о ненастоящих людях, идеях, мечтах и звездах.

Одной лишь Лоре дается возможность возродиться. После потери сестры и покровителя (одним штрихом в общем течении финала режиссер завершает трагическую судьбу Корбена, оказавшегося польским евреем Кор­бинским, – его жизнь обрывается в Освенциме) она оказывается простой гардеробщицей. Среди дорогих шуб и пальто сталкивается с прошлым, которое протягивает ей руку помощи: приятельница довоенной поры хлопочет за нее перед режиссером, уже пытавшимся однажды сделать из Лоры звезду. Теперь он снимает новый фильм, где ей уготована крошечная роль молодой матери. С ребенком на руках стоя у окна, она смотрит на звездную декорацию. Кинематографический планетарий вновь дает ей надежду на лучшее. Заключительный монолог героини становится явной отсылкой к знаменитой фразе Скарлетт О’Хары: «Завтра будет новый день…» Этим и спасемся.


Автор – Кристина ФРАНЦУЗОВА-ЯНУШ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here