Что подарят театралам к Новому году

Театральная жизнь Питера бьет ключом. Никакого застоя. Премьер множество. «Вечёрка» остановилась на постановках, которые не рассчитаны на огромные залы. Это камерные истории, но от этого важность затронутых в спектаклях тем не становится менее значимой.

«Машина едет к морю»

uhchrzckkhqКогда в спектакле, поставленном режиссером Алексеем Янковским по пьесе Александра Бьёрклунда в Театре «Особняк», Дмитрий Поднозов выходит к зрителям и громко зовет «Виктор! Виктор! Где ты?», не сразу можно понять, что актер играет слепого, а смешная трогательная девчонка, сидящая перед нами (Алиса Олейник), – это и есть его внучок Виктор. Внучок аутист или даун. Почему его играет актриса, даже и не важно. В этом мире все перевернуто, и часто глупое мы принимаем за умное, а ложь – за истину. Перед нами предстает мир очень маленький, суженный до пространства одной комнаты. Дворник Борис (Анатолий Хропов) кормит убогое семейство – ворчит, ругается, но приходит и кормит.

Мы жалеем этих персонажей, входим в их мир, удивляясь скромным запросам его обитателей. Но в какой-то ключевой момент происходит обратное: микрокосм превращается в макрокосм. Слепой дед способен увидеть все, что угодно, в своем воображении. А Виктор может все, что угодно, нарисовать – и машину, и солнце красное, и море синее, к которому надо доехать.

Это удивительный спектакль и по драматургии, и по игре актерской, он обладает некой магией, которой управляет режиссер, давая простор абсурду, способному переворачивать для нас мир и видеть все иначе: взглянуть со стороны на себя самого, изнутри – на других.

«Антарктида»

antarktidaТеатр «на Литейном» порадовал премьерным спектаклем «антарктида» по пьесе екатеринбургского драматурга Ульяны Гицаревой, поставленным режиссером Петром Чижовым, выпускником курса Вениамина Филь­штинского.

На сцене всего четыре персонажа. Трое мужчин (актеры Вадим Бочанов, Виталий Гудков, Александр Кош­кидько) и якутская лайка (актер Игорь Ключников) оказываются заброшенными далеко в Антарктиду. Суровые условия экспедиции приучают держаться вместе, брать ответственность за другого – что равнозначно ответственности за себя. Нам, людям материковым, эгоистично направленным в сторону карьеры, успеха, денег, трудно порой осознать, что в мире могут существовать совершенно иные ценности: когда порой жизнь меркнет перед мужской дружбой, долгом, честью.

Построена пьеса в виде документальных записей из журнала участников экспедиции, а на самом деле история придуманная, которой веришь безусловно. Веришь стилю общения этих мужчин, их посиделкам за рюмкой водки, рассказам о жизни личной, о женщинах, о любви. А есть ли эта самая любовь? И кто как ее понимает?

«Гадюка»

В ТЮЗе им. А. А. Брянцева на Малой сцене прошла премьера спектакля «Гадюка». Режиссер Илья Носоченко, недавний выпускник ГИТИСа (мастерская Олега Ку­дряшова), взялся за повесть Алексея Толстого, которую мало кто ставил на театральной сцене. Специально к столетию революции и Гражданской войны режиссер постановку не подгадывал. Но это знак: молодые стали интересоваться историей, тем, что формировало характеры и мировоззрение их предков, тем, почему мы сегодня живем так, а не иначе. Не сами идеи интересовали молодого режиссера, а люди, их портреты, стиль поведения. В центре внимания Олечка Зотова, «купецкая» дочка, которой явилась в юности вся жестокая правда жизни, когда семью убили большевики… Казалось бы, Ольга навсегда обижена, в ней посеяна ненависть. Но новые идеи о переустройстве мира да еще и глубокое чувство любви, которое рождается в ней к красному командиру Емельянову (Радик Га­лиуллин), дают ей тот самый смысл жизни, с которым она беспощадно идет убивать и идейного врага, и соперницу. На сцене возникают сразу две Ольги Зотовы (Анна Мигицко и Татьяна Ткач) – одна молодая и другая уже взрослая, из 60-х, отсидевшая в тюрьме за убийство. Обе они, возникшие из разных эпох, – бескомпромиссные, твердые в своих убеждениях. Они шли на смерть ради новой жизни, и она – обе в это верят – настанет.

Зрители будто переместились в кинотеатр. На экране кадры военной хроники, Гражданской войны, их сменяют силуэты актеров. Соблюден принцип немого кино – быстрая смена «кадров». Артисты ТЮЗа мгновенно перевоплощаются то в красных, то в белых. То время рождало великие характеры, но реальная жизнь растаптывала их, нивелировала идеи. Для нас сегодняшних уже нет разницы между красными и белыми, мы видим, как нелепо братоубийство, как ничего, кроме ненависти и внутреннего опустошения, оно не несет, как корежит сознание раз и навсегда. И перерождение бывших красных командиров возможно – вот в таких циничных приспособленцев, как директор Чермета (вторая роль в спектакле Радика Галиуллина).

Илья Носоченко, выступивший и автором инсценировки, и сценографом, использует в спектакле всего три цвета: белый, черный и красный. Постановка будто вгрызается в зрительское сознание: краткое – всего час – действие лаконично, построено по принципу перелистывания комикса. Молодым зрителям такое
прочтение Алексея Толстого наверняка покажется интересным и современным.


Автор – Елена ДОБРЯКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here