Петербургская теннисистка о том, как удалось вернуться в первую десятку лидеров

В этом году Светлане Кузнецовой наконец удалось заставить говорить о себе в восторженных тонах всех, кто хоть мало-мальски интересуется теннисом. Последний столь удачный сезон петербурженке удался аж в 2009-м. О том, как получилось вернуться в топ-10 мировой элиты, и не только об этом, Светлана рассказала корреспонденту «Вечёрки».

– У вас перед началом сезона было ощущение, что он сложится удачно?
– Знаете, я хорошо готовилась. Но я столько лет уже это делала, а потом у меня ничего не складывалось, что, честно говоря, уже утомилась. Думала – сколько можно? Я же явно способна на большее, чем занимать 25-ю позицию в мировом рейтинге. А когда в январе выиграла турнир в Сиднее, интуитивно почувствовала, что должно наконец прорвать. Я там еще параллельно играла в парном разряде с итальянкой Робертой Винчи, так она мне сказала: ты сезон закончишь в десятке. Я ответила: твоими бы устами…

– Чем вы объясняете свою вторую молодость, которую мы увидели в этом году?
– Не думаю, что это вторая молодость. Просто у меня в игре бывают спады, но после них следуют взлеты. И это был очередной, и я надеюсь, что он продлится как можно дольше.

– Тяжело было выиграть Кубок Кремля «по заказу»?
– Это не было «по заказу». Я просто постаралась хорошо сыграть. Я отбросила все мысли, что только победа дает мне шанс попасть на итоговый турнир WTA. Я не рассчитывала поехать в Син­гапур, но так получилось. И это здорово.

– Ваши ощущения от итогового турнира WTA? С одной стороны, улучшили свое достижение – впервые в карьере дошли там до полуфинала. С другой – довольно обидно уступили в полуфинале Доминике Цибулковой, хотя вели в решающем сете – 4:2 – и могли спокойно ее побеждать…
– Спокойно не могла. В конце концов Цибулкова выиграла турнир. Она очень здорово играла, а меня чуть не хватило эмоционально. Уже сил не было. Играла пятый турнир подряд, и в решающий момент силы закончились. Но знаете, можно расстраиваться из-за этого. А можно взглянуть по-другому – выиграла Кубок Кремля и дошла до полуфинала в Сингапуре. Я – за позитив.

– Понимаю, что вас все уже, наверное, достали вопросом про отрезанную прямо во время игры косу. Но как вы раньше справлялись с этой проблемой – например, на том же Кубке Кремля?
– На Кубке Кремля мне косички по-другому заплетали. А тут получилась одна длинная коса, которая во время игры била по лицу. Поэтому пришлось поступить так радикально.

– Наряду с победными турнирами в Сиднее и Москве и итоговым в Сингапуре наверняка можно выделить ваше выступление в Майами. Там вы дошли до финала, обыграв по пути Серену Уильямс.
– Да, победа над Сереной для меня очень ценная, тем более что я давно ее не обыгрывала. К сожалению, на финал у меня просто не хватило сил. Там матчи были тяжелые – трехсетовые. Давно такие не играла. Конечно, обидно, что упустила итоговую победу. Но так бывает.

– На Играх в Рио вы имели реальную возможность завоевать медали и в одиночном, и в парном разряде, а в итоге остались вообще без наград. Не обидно, что упустили, возможно, последний шанс подняться на олимпийский по­диум?
– Почему последний? Теоретически есть еще Токио-2020. Хотя я так далеко не загадываю. А что касается Рио, то я знаю, что отдала там всё и мне жалеть не о чем.

– Вы говорили, что для вас было очень важно выиграть Кубок Кремля. Это было очень волнительно – играть перед своими трибунами. А что будет в Петербурге?
– Сложно сказать, ведь я лет с 12 – 13 не играла в родном городе. Но после того как второй раз подряд выиграла Кубок Кремля, почувствовала, что выхожу на новый психологический уровень и мне важно на нем сконцентрироваться, а не на давлении или на чем-то другом. Я очень рада, что наконец в Петербурге проводится такой турнир. Это здорово для города. Я уверена, что придут много детей, которые смогут увидеть лучших теннисисток мира. И это их будет так же мотивировать, как когда-то меня – мужской SPb Open. До сих пор помню, как я просила у Марата Сафина старую обмотку для ракетки.

В этом году я не смогла принять участие в петербургском турнире из-за сложного календаря, но сейчас с нетерпением жду момента, когда выйду здесь на корт. И надеюсь, покажу достойный теннис на St. Petersburg Ladies Trophy-2017.

– Вы как-то сказали, что в Москве вам комфортнее, чем в Петербурге. Почему?
– Знаете, я часто спорю с отцом по этому поводу. Он говорит: у тебя тут все есть – у меня на велотреке корты, отель рядом. Я отвечаю: пап, не в этом дело. Я сейчас даже в Москве не всегда могу найти спарринг-партнеров, кого найду в Петербурге? И в плане перелетов из Москвы добираться удобнее. Из столицы у меня есть прямой билет на все турниры, кроме Австралии. А сколько пересадок я буду делать отсюда?

– Как вы относитесь к Серене Уильямс после того, как стало известно, что она, пусть и благодаря терапевтическим исключениям, принимала очень тяжелые препараты? Как сказал один экс-глава РУСАДА Николай Дурманов, такие назначают людям, находящимся между жизнью и смертью…
– Меня не удивило, что ей разрешали принимать то, что ей было нужно. Мне кажется, что в Америке больше поблажек по поводу приема медикаментов. Но я считаю, что это несправедливо. Мы должны все проходить мед­осмотр у одного врача или в одной клинике. Иначе получается, что в дело вмешивается политика.

– Кстати, свой отпуск после сезона вы провели с родителями…
– Да, сначала хотела поехать с мамой, а потом подумала, что надо все-таки и папу тоже позвать. Просто он из тех людей, кто считает, что отдых – это для лодырей. А тут первый раз за долгое время – а ему 75 лет – согласился. Правда, провел с нами всего три дня, после чего сказал: отдыхать – грех, и уехал. Но все равно это было круто! Потому что мы очень редко видимся.

– Каким-нибудь подарком себя по случаю успешного сезона побалуете?
– Да, машину хочу новую купить.  

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: