Аналитики считают, что для иностранных предпринимателей наступил хороший момент

Первые робкие признаки того, что иностранный бизнес после бурного исхода, который начался три года назад вслед за разразившимся кризисом, начинает возвращаться в Петербург, появились этой осенью. Речь идет о малом и среднем бизнесе, который за последние два-три года понес самые значительные потери, в результате чего многие зарубежные компании в спешном порядке покинули российский рынок, расчистив дорогу отечественному бизнесу в таких отраслях, как торговля, ресторанный бизнес и фастфуд, пищевая промышленность, туризм, и других.

При этом на своих местах практически во всех отраслях экономики остались крупные транснациональные компании, такие как «Ниссан», «Филип Моррис», ИКЕА, «Ашан», «Макдоналдс» и другие, несмотря на то что их выручка также упала в несколько раз.

По утверждению аналитиков, ситуация на российском рынке по-прежнему сложная, и все же в последнее время находятся смельчаки, которые не боятся начинать бизнес в Петербурге.

«Папа Джонс» и другие

Первой ласточкой стал американский холдинг «Папа Джонс», который специализируется на ресторанном бизнесе, но основной его профиль – доставка пиццы. Недавно он открыл в Петербурге два ресторана, а пресс-служба холдинга сообщила о том, что до конца года в нашем городе планируется открыть еще два ресторана этого бренда, в ближайшие же 5 лет их количество будет доведено до сорока. Холдинг объединяет 5000 ресторанов по всему миру. Это вторая попытка «Папы Джонса» обосноваться в нашем городе, два года назад он потерпел неудачу и покинул петербургский рынок.

Открывая свои рестораны в Петербурге, представитель руководства холдинга «Папа Джонс» в России заявил, что и в кризис люди хотят есть и, что особенно важно, продолжают ценить качество. На это и делает ставку американский холдинг.

В конце октября на ниве ресторанного бизнеса Петер­бурга появился еще один иностранный участник – в «Лен­экспо» открылся «Большой ресторан Цинь», который стал частью Российско-китайского бизнес-парка, начавшего работу в мае нынешнего года. Проект принадлежит китайскому бизнесмену Чэнь Чжигану. Он переехал в Петербург, чтобы развивать торгово-экономические связи между Россией и Китаем. Заведение занимает около 6 тысяч квадратных метров и рассчитано примерно на 700 посадочных мест. Создатели ресторана позиционируют его как самый большой китайский ресторан в Европе. По утверждению персонала ресторана, заведение ориентировано на петербургскую публику, в том числе на проведение корпоративов, однако очевидно, что в первую очередь ресторан станет местом притяжения китайских туристов, число которых в городе с каждым годом растет.

Иностранный инвестор увидел, что стабилизировался курс рубля, что замедляются темпы падения российской экономики, что она оказалась стрессоустойчивой

– считает Анна Кокорева, заместитель директора аналитического департамента «Альпари», крупнейшей брокерской аналитической компании на территории СНГ. – Вместе с тем предприниматели, развивающие здесь бизнес на иностранные деньги, берут кредиты у своих банков под очень низкий процент по сравнению со ставками российских банков, а у нас они получают дешевую рабочую силу, так как зарплаты в пересчете на валюту сейчас очень низкие, достаточно малы и издержки. Более того, стоимость активов в России также снизилась. Сегодня, чтобы создать предприятие с нуля, нужно вложить гораздо меньше средств в валюте, чем это было до кризиса. Поэтому наступил выгодный момент для иностранного инвестора.

Выгода в твердой валюте

Что касается других отраслей городской экономики, то наиболее успешно в данный момент обстоят дела у фармпроизводителей. В начале месяца немецкий фармацевтический концерн «Байер» объявил о начале второго этапа размещения производства своих препаратов на мощностях завода фирмы «Полисан». В 2019 году компания начнет здесь промышленный выпуск лекарства «Ксарелто» для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, предназначенного не только для российского, но и для внешнего рынка. Первый этап сотрудничества «Байера» и «Полисана» завершился на днях запуском линии по про­изводству контрастных препаратов для проведения компьютерной и магнитно-резонансной томографии.

– Наиболее прибыльны сегодня те фирмы, которые реализуют свою продукцию не только на внутреннем, но и на внешнем рынке за валюту, – комментирует Елена Ульянова, председатель комитета по экономической политике и стратегическому планированию Петербурга. – Именно поэтому сейчас известные фармацевтические компании переносят свои технологии в Россию и здесь, в условиях дешевой рабочей силы, налаживают производство лекарств, которые в том числе идут и на экспорт.

Однако самый яркий пример успешности в нынешних экономических условиях, по мнению Елены Ульяновой, – это IT-технологии. Есть компании, которые изначально создавались как удаленные центры разработок и программирования известных иностранных фирм, поставляющих свой продукт на международный рынок, и все контракты у них заключены в твердой валюте. Их экспортная выручка сегодня может доходить до 40 – 50 процентов. Эти предприятия сегодня чувствуют себя в России превосходно.

На петербургском рынке примером такого бизнеса служит Центр разработки компании Dell-EMC.

– В индустрии разработки программного обеспечения совсем другая структура затрат, чем в автомобильной или табачной отрасли: 60 – 80 процентов затрат занимает оплата труда программистов, которая зафиксирована в рублях. Когда рубль девальвировался, мы получили преимущество, – рассказал в одном из интервью генеральный директор петербургского Центра разработки компании Dell-EMC Вячеслав Нестеров.

По его словам, привлекательность петербургского бизнеса Dell-EMC возросла, поскольку он стал намного конкурентоспособнее, особенно принимая во внимание высокий профессионализм российских программистов.

Стойкие бизнес-солдатики

Говоря о том, что многие зарубежные компании малого и среднего бизнеса с началом кризиса покинули петербургский рынок, нельзя не сказать и о тех, кто остался и, не имея никаких преференций, в очень сложных условиях сумел сохранить свой бизнес. К таким стойким солдатикам относится американка Марина Алби.

Марина Алби – преподавательница английской филологии в СПбГУ и одновременно владелица вегетарианского кафе, которое в последние годы стало одним из самых популярных мест в Петербурге.

По ее словам, в кафе приходит самая разная публика: забегают студенты из «Мухи», которая находится неподалеку, любят заходить и гламурные москвичи, когда бывают в Петербурге, так как в меню есть блюда разной ценовой категории, рассчитанные на разный кошелек. Летом примерно 30 – 40 процентов посетителей – иностранцы.

– Несмотря на то что в Петербурге растет сегмент вегетарианских ресторанов и сейчас их уже 15, они не составляют нам конкуренции, поскольку у нас особенный профиль, я называю это изысканной вегетарианской кухней. Мы нашли свое неповторимое лицо, – рассказывает Марина. – Что касается кризиса, то за 9 лет ведения бизнеса в Петербурге я к кризисам привыкла. Особенность нынешнего кризиса заставила покупать нас все, что растет в России, хотя многое для приготовления вегетарианских блюд здесь купить нельзя и приходится привозить из-за границы. Соответственно, приходится поднимать и цены, хотя мы стараемся делать это по минимуму.

Марина Алби считает, что сохранить бизнес помогло еще и то, что разные контролирующие организации знают ее предприятие как добросовестного исполнителя всех законов и предписаний и лишний раз не мучают проверками.

– Вначале, когда кафе только открылось, разных проверок было не счесть, – вспоминает американка, – несколько раз приходили проверяющие, требовали документы и придирчиво искали нарушения. Мы спрашивали, на каком основании, нам отвечали: «На круглом или на квадратном, как хотите». С нас требовали деньги, и мы два раза судились и выигрывали суды. Мы стараемся все делать по правилам, хотя это очень сложно, потому что иногда правила меняются задним числом. Например, каждый год надо готовить массу бумаг для многих инстанций, чтобы получить разрешение поставить столики на летнюю террасу: всего нужно собрать сорок различных подписей и каждый год правила меняются. Даже сами инстанции не успевают следить за изменениями, и бывает, что звонят нам узнать, что поменялось в законе. В этом году мы такое разрешение получили, а соседний бар – нет. Поэтому чем дольше держишь бизнес в России, тем легче переживаешь кризисы.

biznes


Фото ИНТЕРПРЕСС. Инфографика Сергея БОНДАРЕВСКОГО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here