«Вечёрка» на себе почувствовала «Прикосновение ветра»

На экраны страны вышел фильм «Прикос­новение ветра» (режиссер и автор сценария – Ольга Вере­меева, продюсер – Ана­стасия Разлогова).  Фильм вошел в разряд независимого экспериментального кино, был отмечен призами на XXIV фестивале российского кино «Окно в Европу» в Выборге. Во Владивостоке на фестивале «Ме­ридианы Тихого» картина попала в раздел документального кино. И действительно, художественная лента будто снята документальной камерой, фиксирующей жизнь как она есть…

В фильме вроде бы не происходит ничего особенного. В дальний уголок нашей страны, в бурятскую деревню, из Москвы приезжает Юлия (Юлия Ауг). Актриса. Со съемочной группой.

Все начинается с того, что Юлия долго стучится в калитку. Вид женщины нелеп: яркий брючный костюм из искусственного шелка, широкополая соломенная шляпа с цветком. Дом не распахивает дверей. Наконец щеколда поддается – и путь освобождается. Юля вступает высоченными каблуками на землю дома, где живет Батор.

Путь – ключевое слово. Именно путь преодолевает Юлия, когда ищет Батора, но не находит его. На эти четыре дня, пока его нет, Юлю оставляет пожить в доме его брат – оперный певец Эдуард.

В этой картине все кажется очень простым – быт, отношения, разговоры, действия. Вот Эдуард с Юлей пьют чай, вот едут в машине по ухабистым дорогам, становятся под струю целительного родника, посещают национальный праздник, вот Эдуард поет оперную арию, одновременно растапливая баню. По задумке режиссера, все показано без акцента, без усилия – вот так течет здесь жизнь, в далекой от нас Бурятии. Под звуки буддийских колокольчиков, домр, флейт, молельных барабанов…

wind2

Для меня кульминация наступила не в конце фильма, когда Юля оказывается на грани жизни и смерти, а в середине, когда она пробирается после парной в комнату Батора, абсолютно вычищенную, совершенно без вещей, с пустыми шкафами и ящиками, и только в одной сумке Юля находит фотографию себя, молодой, и надпись на обороте: «Моему вдохновению. Твой Ветер».

Но в тот момент, когда сидишь в зале и видишь эту сцену, не успеваешь проникнуться всей глубиной чувства, с которым жил Батор не один десяток лет. Это ошеломляющее понимание наступает потом, когда эпизоды прокручиваются в памяти один за другим. И если сразу не совсем понятна реакция Эдуарда – попросить Юлю собрать вещи и покинуть дом, – то после осмысления этой истории все становится на свои места: именно так он и должен был отреагировать. Его брат Батор все годы жил только памятью о Юле, он никого не пустил в свой мир, и это настоящая, не экранная драма его жизни.

Когда мы узнаем, что Юля, отвергшая в юности предложение Батора выйти за него замуж, еще и родила от него дочь, то драма разрастается до вселенских масштабов. Можно представить, как Юля воспитывала дочь, возможно, одна, возможно, кто-то был рядом, но родной отец, Батор, был полностью лишен возможности видеть дочь. Это ведь как убийство. 

Юля проделывает путь. Почему – не важно. Жизнь подвела к этому. Это путь к пониманию, что самое ценное и настоящее осталось там, в юности. А наносное и искусственное – оно все еще с тобой, в тебе, в твоей гордыни и высокомерии, в уверенности, что ты можешь управлять своей судьбой.

Когда Юля шаг за шагом осознает, что это не так, не совсем так, она начинает меняться, даже внешне. Одеяние из искусственного шелка исчезает, на Юле теперь льняная одежда, удобные кожаные ботинки, в которых можно легко забраться на гору. Горы и долины – вот что видит она теперь. И здесь происходит ее соприкосновение с ветром как со стихией Любви. Это апофеоз картины: естество, женская суть, ее проявление в полную силу – вот главный путь.

Финал фильма открытый. Юля при смерти, когда наконец приезжает Батор. Зритель не дождется счастливого конца – герои так и не обнимутся и не пойдут вместе одной дорогой. Но мы видим, как Юля, в лучах солнца, в цветах, со светлой улыбкой, лежащая на мешке с соломой, едет в машине Эдуарда. Та, прежняя Юля, умерла, чтобы родилась новая, трепетная и настоящая.

Фильм снят на деньги, собранные от краудфандинга. Это скромный бюджет. И потому особенно удивительно, насколько профессионально все сделано (хотя почти все создатели картины – дебютанты): от режиссуры и точного сценария Ольги Веремеевой, операторской лаконичной работы Сергея Максимова, музыки петербургского композитора Анджея Петраса до оперного пения солистов Эдуарда Жагбаева и Аюны Базар­садаевой, не говоря уже о потрясающе достоверной игре талантливой актрисы Юлии Ауг.

Фильм дышит настоящими чувствами и переживаниями. И его надо смотреть всем – потому что, уверена, не найдется ни одного человека, который в этой картине не узнает себя.


Автор – Елена ДОБРЯКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here